Главная / Публикации / Публикации / Консультация юриста

Консультация юриста

Проявившийся в последние годы рост доверия граждан к правосудию сопровождается обострением проблем, связанных с привлечением к ответственности за оказание некачественных правовых услуг. Скудная судебная практика по данному вопросу свидетельствует о пассивности "обманутых" заказчиков, которым для привлечения к ответственности за оказанную "юридическую помощь" приходится прибегать к другой юридической помощи.
Общеизвестно, что характер и пределы ответственности зависят от существа заключенного между сторонами договора. Именно определенность в предмете договора имеет ключевое значение для оценки исполнения по договору как надлежащего или ненадлежащего. Из текста Постановления Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 следует, что к настоящему моменту вид гражданско-правового договора, с помощью которого происходило бы регулирование отношений по оказанию юридической помощи, законодателем не определен. Не отрицая договор возмездного оказания услуг как конкретное нормативно-правовое решение, Конституционный Суд РФ не исключает и иные варианты правового регулирования в данной сфере общественных отношений.

 

 

Юристы компании «Георг» ответят на Ваши вопросы в любое удобное для Вас время. Для того чтобы задать свой вопрос специалисту, позвоните по телефону во Владивостоке 8 (423) 248-74-25, воспользуйтесь e-mail: mail@georg-vl.ru или соответствующей формой обратной связи.

Отправить сообщение


Исключительно информационная природа отношений, возникающих между юристом-профессионалом и клиентом в процессе решения проблемы клиента с помощью правовых инструментов, обуславливает их крайнее сходство с отношениями, складывающимися между заказчиком и исполнителем по договору на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ: в обоих случаях регулируются отношения по поводу создания ценной для заказчика информации.
Основное отличие, позволившее выделить договоры НИОКР из общей системы подрядных обязательств, - это отсутствие у заказчика конкретной информации о параметрах ожидаемого им результата, так как при обычном подряде заказчик обладает всей полнотой сведений относительно желаемого им результата, в связи с чем определить качество выполненной работы не представляет особой трудности.
Примечательно, что в ст. 775 Гражданского кодекса РФ допускается возможность полного отсутствия "заказанного" результата. И действительно, в ряде случаев в момент заключения договора может быть неизвестно, возможно ли в принципе существование такого предмета. Результатом научного исследования в таком случае будет обоснованное заключение о невозможности получения результата, описанного в техническом задании.
Однако данная норма идет вразрез с идеей, положенной в основу деления подрядных обязательств и обязательств об оказании услуг с помощью выявления наличия или отсутствия обязательного результата выполненной работы. Так, в абзаце 5 ст. 773 ГК РФ указано, что одной из обязанностей исполнителя является обязанность "незамедлительно информировать заказчика об обнаруженной невозможности получить ожидаемые результаты или о нецелесообразности продолжения работы". Таким образом, информация о невозможности получить ожидаемый результат является таким же результатом, который необходимо оплатить в соответствующей части.
При этом столь подходящая для регулирования изучаемых нами отношений норма в главе 39 ГК РФ отсутствует, что подтверждает мысль о том, что отношения в сфере оказания правовой помощи не укладываются в рамки классического обязательства возмездного оказания услуг.
Вид обязательства, подлежащий применению в конкретной ситуации, определяется предметом, предмет же - это "предстоящие действия сторон по исполнению договора, доведенные до необходимой степени конкретизации" <1>. Поэтому, придавая правовую форму отношениям, возникающим на рынке правового консалтинга, необходимо исходить из того, что именно содержание и цель "заказываемых" действий обуславливает необходимость использования того или иного вида обязательства.
--------------------------------
<1> Егоров А.В. Предмет договора комиссии // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. Вып. 5. М., 2002. С. 89.

Условно подразделяя все виды правовой помощи на три группы, полагаем, что консультирование по правовым вопросам, а также составление правовых документов укладывается в рамки отношений, возникающих на основе договора возмездного оказания услуг, только с учетом определения его специфического предмета - "интереса защиты (охраны) субъективного права"; совершение от имени представляемого юридически значимых действий может быть урегулировано договором подряда, а судебное представительство - смешанным договором, содержащим в себе элементы указанного выше договора возмездного оказания услуг и договора агентирования.
Определяя порядок регулирования отношений, складывающихся между клиентом и юристом в процессе подготовки правовых документов - договоров, исков, жалоб, заключений и т.д., необходимо помнить, что конечной целью такой деятельности является не просто какой-либо материальный результат (документ), а удовлетворение интереса заказчика в максимально выгодном для него разрешении дела. Поэтому конструкция договора, регулирующего отношения в сфере оказания правовой помощи, в первую очередь должна основываться на определении его предмета в качестве конкретного блага - "интереса защиты (охраны) субъективного права" заказчика, который заключается в потребности защитить свое субъективное право с помощью использования наиболее эффективных правовых средств.
Примером подобной конструкции является договор страхования: страховая деятельность по своему экономическому содержанию относится к отношениям по оказанию услуг, но объектом страхового обязательства господствующая в доктрине теория признает страховой интерес, а не услуги <2>.
--------------------------------
<2> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья. М., 2002. С. 549 - 558.

Основное практическое назначение предлагаемой модели состоит в перераспределении бремени доказывания: заказчику, недовольному качеством оказанной услуги при обращении в суд с иском о возмещении ущерба, причиненного в результате недобросовестного выполнения юристом принятых на себя обязательств, не придется доказывать ее некачественность. Качество юридической услуги будет гарантировано законом, поэтому доказывать свою невиновность придется уже юридической фирме. Кроме того, подписанный заказчиком акт приема-передачи не должен расцениваться как доказательство качества оказанной услуги: клиент не в состоянии определить недостатки предоставленного ему результата опять же в силу отсутствия специальных познаний. До тех пор пока заключенный в материальную оболочку информационный результат (договор, жалоба и т.д.) не будет им потреблен, оценить исполнение обязательств по договору как надлежащее невозможно.
Безусловно, принципиально важной задачей для клиента в данном случае окажется, во-первых, правильно определить свой интерес, а во-вторых, корректно его сформулировать, к примеру, "исполнитель обязуется оказать заказчику услугу по составлению договора аренды, содержание которого гарантируют заказчику максимальную защиту его прав и интересов в качестве арендатора". Так, если впоследствии у клиента возникнут дополнительные расходы ввиду того, что в договоре не было предусмотрено право арендатора на односторонний отказ от исполнения договора, то доказывать свою невиновность придется юристу. Если же убытки арендатора будут связаны с тем, что эксплуатационные расходы на содержание арендуемого помещения не были включены в состав арендной платы в виде ее переменной части, вследствие чего клиент был лишен возможности принять входной НДС к вычету, то предъявить претензию к юристу уже не удастся - предмет договора не включал защиту субъективных прав и интересов заказчика, выступающего в соответствующих отношениях в качестве налогоплательщика.
Абсолютно иной характер имеют отношения, связанные с совершением юридически значимых действий - регистрация создания юридического лица, получение лицензии, участие в торгах - клиент требует индивидуально-определенный результат, который вполне может быть гарантирован исполнителем. Заказчику безразлично, каким именно образом будет получен тот или иной правоподтверждающий документ, качество "такой услуги" чаще всего определяется скоростью ее "выполнения", а сами по себе действия юриста не представляют никакой ценности. Итак, поскольку конкретные параметры ожидаемого заказчиком результата известны уже на момент заключения договора, более того, известен способ достижения этого результата - перед нами отношения классического подряда.
Самые сложные по своей природе отношения в сфере оказания юридических услуг возникают в рамках судебной защиты. Отправной точкой в поиске правовой модели регулирования отношений такого рода, по нашему мнению, является агентский договор. Однако правила, предусмотренные главой 49 ГК РФ ("Поручение"), в данном случае применяться не должны, так как противоречат существу складывающихся отношений: конкретными указания клиента не могут быть априори (п. 1 ст. 973). Ключевая особенность агентского договора, заключаемого в сфере судебного представительства, определяется характером поручаемых агенту указаний, а точнее - порядком возникновения этих указаний. Вряд ли кто-то поспорит, что указания, являющиеся предметом поручения, в то же время являются нематериальным результатом оказанной клиенту услуги. Соответственно, указания принципала - это правовое заключение юриста, т.е. рекомендации, принятые клиентом в качестве исполнения по договору возмездного оказания услуг, входящего в состав смешанного договора об оказании юридической помощи.
Гарантирующее значение института оказания правовых услуг для надлежащей судебной защиты прав граждан может быть обеспечено лишь на основе достижения баланса между частноправовыми и публичными началами данного института. К настоящему моменту публичное регулирование сводится лишь к неоправданному запрету выплаты "премии успеха", в то время как крайняя неформализованность качества любой юридической услуги требует применения таких методов императивного регулирования, которые ограничили бы расширительное толкование принципа свободы договора и право сторон самостоятельно определять предмет и вид заключаемого соглашения.

<<< назад