Главная / Публикации / Публикации / Обжалование решения суда

Обжалование решения суда



Конституция РФ (ч. 2 ст. 46) предусматривает возможность судебного обжалования решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления. Не требует специального обоснования тот факт, что право на обращение в суд с обжалованием незаконных действий или решений органов власти не имеет абсолютного характера и не всякий акт органа публичной власти может выступить предметом судебного обжалования в гражданском или арбитражном процессе. Например, очевидно, что обжаловать действия (бездействие), решения, акты суда (судьи), связанные с рассмотрением дела, путем подачи самостоятельного заявления в суд просто невозможно.

 

Юристы компании «Георг» ответят на Ваши вопросы в любое удобное для Вас время. Для того чтобы задать свой вопрос специалисту, позвоните по телефону во Владивостоке 8 (423) 248-74-25, воспользуйтесь e-mail: mail@georg-vl.ru или соответствующей формой обратной связи.

Отправить сообщение

 

По общему правилу оспаривание различных актов судебной власти происходит путем их обжалования в вышестоящие судебные инстанции (инстанционное обжалование). Равным образом представляется сомнительной возможность самостоятельного обжалования в суд актов, совершаемых в связи с идущим или состоявшимся судебным процессом. Например, не менее странной, чем в первом примере, была бы подача участником дела самостоятельного заявления в суд о признании незаконным какого-либо распорядительного действия стороны процесса (далее обобщенно мы будем обозначать упомянутые в настоящем абзаце судебные и несудебные действия, бездействия, акты, проблемы допустимости обжалования которых решаются в данной статье, как акты или процессуальные акты). Тем не менее в судебной практике возникает масса "пограничных ситуаций", которые представляются неочевидными и требуют выработки алгоритма их разрешения. Иллюстративными в этом отношении являются следующие примеры из судебной практики Президиума ВАС РФ (предлагаемая нами нумерация и наименования дел являются условными).
Дело N 1 "Об оспаривании бездействия суда в самостоятельном процессуальном порядке". Открытое акционерное общество "Черметимпекс" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Тульской области с заявлением о признании незаконным бездействия суда, выразившегося в отказе выдать копии материалов дела N А68-257/ГП-16-04-197/ГП-9-04, в котором общество являлось стороной, и об обязании суда выдать копию названного дела в полном объеме. Двадцатый арбитражный апелляционный суд Определением от 6 июня 2008 г. направил заявление общества и приложенные к нему документы в Арбитражный суд Калужской области для рассмотрения вопроса по существу. Определением от 23 июня 2008 г. Арбитражный суд Калужской области принял данное заявление к производству. Решением от 9 октября 2008 г. Арбитражный суд Калужской области признал бездействие Арбитражного суда Тульской области, выразившееся в отказе выдать обществу копии материалов названного дела, противоречащим закону и обязал суд в месячный срок со дня вступления решения в законную силу выдать обществу копии всех документов, находящихся в материалах дела N А68-257/ГП-16-04-197/ГП-9-04, состоящего из 14 томов на 1870 листах. Решение вступило в законную силу 11 ноября 2008 г. Арбитражный суд Тульской области во исполнение названного решения 25 декабря 2008 г. выдал заявителю постраничные копии материалов дела на 2197 листах.
Постановлением Президиума ВАС РФ от 26 мая 2009 г. N 1939/09 данное решение было отменено и производство по делу прекращено. Арбитражный суд Калужской области удовлетворил требование общества со ссылкой на ст. 41 АПК РФ, подп. 13 п. 1 ст. 333.21 НК РФ, а также п. 28.7 - 28.10 Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации, утвержденной Приказом ВАС РФ от 25 марта 2004 г. N 27 (далее - Инструкция по делопроизводству), указав на право стороны получать копии документов, находящихся в деле, при уплате государственной пошлины в установленном порядке и размере и на отсутствие запрета на возможность выдачи копии всего дела в целом.
Материалы дела формируются судом из документов, направляемых в суд лицами, участвующими в деле, другими участниками процесса. Сами же стороны в обоснование своей позиции направляют документы в суд и в обязательном порядке другим участвующим в деле лицам (ч. 3 ст. 125, ч. 1 ст. 131 АПК РФ). При этом обязанностью суда является предоставление указанным лицам возможности ознакомления с материалами дела. То есть механизм рассмотрения дела в арбитражном суде построен таким образом, чтобы участвующие в деле лица располагали всей полнотой информации о материалах дела. Возможность осуществления сторонами спора своих прав, в том числе названных в ст. 41 АПК РФ, обеспечивается тем, что при наличии письменного ходатайства участвующего в деле лица и разрешающей резолюции судьи с материалов дела могут быть сняты копии техническими средствами для лица, заявившего такое ходатайство (п. 3.44 Инструкции по делопроизводству). Как следует из судебных актов и подтверждается материалами дела, Арбитражным судом Тульской области заявителю были выданы из дела копии всех судебных актов и протоколов судебных заседаний на 185 листах.
Все действия в арбитражном процессе, согласно АПК РФ, совершаются в строго регламентированной форме, которая установлена в целях принятия правильного решения по делу, соблюдения конституционных прав лиц, участвующих в деле, ограждения участников процесса от субъективизма судей. Несоблюдение предусмотренной законом процессуальной формы может быть основанием для признания судебного решения незаконным и необоснованным в установленном законом порядке. Такой порядок предполагает обжалование судебных актов в арбитражные суды апелляционной, кассационной инстанций или в порядке надзора. При этом в жалобе могут содержаться доводы, касающиеся всего судебного акта, отдельных его частей, а также возражения относительно совершения отдельных процессуальных действий (ст. 188 АПК РФ).
Предъявленное обществом требование о признании незаконным бездействия суда, выразившегося в отказе выдачи копии дела, не относится к спорам материально-правового характера, поэтому арбитражный суд как орган судебной системы не мог являться ответчиком по данному делу, так как обжалование решений и действий (бездействия) судей, связанных с рассмотрением конкретного дела, возможно лишь в порядке инстанционного обжалования.
Из права каждого на судебную защиту его прав и свобод, как оно сформулировано в ст. 46 Конституции РФ, не следует право выбора гражданином по своему усмотрению той или иной процедуры судебной защиты - их особенности применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются исходя из Конституции РФ федеральным законом. Участвующие в деле лица, полагающие, что их права нарушены вследствие незаконного поведения судей и грубого нарушения процессуальных норм, могут обжаловать действия (бездействие) судьи (судей) в порядке, установленном АПК РФ, посредством рассмотрения дела судами апелляционной, кассационной инстанций и в порядке надзора. Нарушения норм процессуального права, если они имели место, должны быть исправлены вышестоящими судами при обжаловании судебных актов по конкретному делу; иной порядок недопустим.
Таким образом, действующее законодательство не предусматривает возможности оспаривания действий (бездействия) суда, связанных с рассмотрением конкретного дела, в том числе касающихся нарушений процессуальных прав стороны спора, отдельно от производства по данному делу.
Требование общества об обеспечении процессуальных гарантий, предусмотренных ст. 41 АПК, могло быть фактически рассмотрено в рамках дела, в связи с которым возникла необходимость получения копий имеющихся в деле материалов. Если заявитель полагал, что его процессуальные права нарушены, он вправе был заявить соответствующие доводы и возражения при обжаловании принятых по делу судебных актов (ст. 181, 188 АПК РФ). Обществом неправильно выбран способ защиты своего процессуального права, а арбитражный суд, допустив ошибку в применении и толковании норм права, содержащихся в ст. 41, ч. 1 ст. 198 АПК РФ, не учел этого обстоятельства. Поэтому производство по настоящему делу подлежит прекращению на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.
Дело N 2 "О преодолении законной силы судебного акта способами иными, чем его инстанционное обжалование". Общество с ограниченной ответственностью "Сатурн-2003" (далее - общество "Сатурн-2003") обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Авангард-Авто" (далее - общество "Авангард-Авто") о признании права собственности на нежилое помещение общей площадью 4359,1 кв. м, расположенное по адресу: Московская область, город Балашиха, Западная промзона, шоссе Энтузиастов, владение N 1а, литер Б-Б1-Б2, объект N 1, номер объекта 50:15:01:03373:001, - и об истребовании у ответчика в пользу истца указанного нежилого помещения (далее - спорное имущество, имущество) путем выселения последнего. Исковые требования мотивированы тем, что спорное имущество выбыло из владения общества "Сатурн-2003" помимо его воли.
Решением Арбитражного суда Московской области от 3 сентября 2007 г. в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 4 декабря 2007 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. ФАС Московского округа Постановлением от 12 марта 2008 г. решение суда первой инстанции и Постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения. Президиум ВАС РФ Постановлением от 14 октября 2008 г. N 7920/08 оставил обжалуемые судебные акты без изменения по следующим основаниям.
Как установлено судами и подтверждается материалами дела, на основании плана приватизации Балашихинской станции технического обслуживания автомобилей от 31 мая 1993 г. у общества "Интеравтосервис" возникло право собственности на спорное имущество. Общество "Интеравтосервис" по договору купли-продажи от 10 апреля 2003 г. N 55 продало имущество обществу "Инфотех XXI век". От общества "Инфотех XXI век" право собственности на имущество по договору купли-продажи от 15 апреля 2003 г. N 01 перешло к обществу "Сатурн-2003". Вступившим в законную силу Определением Арбитражного суда города Москвы от 21 апреля 2004 г. по другому делу (N А40-19818/03-24-181) по иску общества "Интеравтосервис" и ряда физических лиц к обществу "Инфотех XXI век", обществу "Сатурн-2003" и гражданину Фурману Б.Б. о признании недействительными названных договоров купли-продажи утверждено мировое соглашение от 18 марта 2004 г. о расторжении данных договоров купли-продажи, возврате сторонами всего полученного по сделкам, об отказе истцов от своих требований. На основании упомянутого судебного акта право собственности на спорное имущество было зарегистрировано за обществом "Интеравтосервис". В дальнейшем в результате ряда последовательных сделок собственником имущества стало общество "Авангард-Авто", которое приобрело его у общества "Плеяд" на основании возмездной сделки - договора купли-продажи от 23 ноября 2006 г. Владение обществом "Авангард-Авто" имуществом подтверждается актом приема-передачи от 23 ноября 2006 г.
Из п. 1 ст. 302 ГК РФ следует: если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество похищено у собственника либо выбыло из его владения иным путем помимо его воли.
Общество "Сатурн-2003" обосновывает свое право на истребование имущества тем, что с декабря 2003 г. по апрель 2004 г. участники общества Андреев В.А. и Андреева Т.Б., владевшие долями по 50% уставного капитала, в результате незаконных действий третьих лиц в виде фальсификации документов и подделки подписей были полностью лишены корпоративного контроля над обществом и в этот период было заключено мировое соглашение от 18 марта 2004 г.
Между тем признание спорного имущества выбывшим помимо воли общества "Сатурн-2003" в результате незаконного прекращения корпоративного контроля над обществом возможно лишь при условии отмены Определения Арбитражного суда г. Москвы от 21 апреля 2004 г. об утверждении мирового соглашения от 18 марта 2004 г. в рамках рассмотрения дела N А40-19818/03-24-181. Однако названный судебный акт не отменен в порядке, предусмотренном АПК РФ.
При таких обстоятельствах удовлетворение исковых требований о признании права собственности общества "Сатурн-2003" и об истребовании спорного имущества из чужого незаконного владения противоречило бы принципу обязательности вступивших в законную силу судебных актов исходя из положений ст. 16 АПК РФ.
Дело N 3 "Об оспаривании процессуальной доверенности". Компания "Эй-Ви-Эл Индастриз Лимитед" (далее - компания) обратилась в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Беккеру В.В. и закрытому акционерному обществу "Парк культуры и отдыха "Аквапарк Дельфин" (далее - общество "Аквапарк Дельфин", общество) о признании недействительной (ничтожной) доверенности от 9 августа 2004 г. N 16/08-04. Определением от 29 января 2008 г. производство по иску к Беккеру В.В. прекращено в связи с отказом компании от иска в этой части.
Решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20 февраля 2008 г. требование удовлетворено. Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2008 г. решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении иска отказано. ФАС Северо-Западного округа Постановлением от 15 октября 2008 г. Постановление суда апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил без изменения.
Президиум ВАС РФ Постановлением от 21 апреля 2009 г. N 17064/08 удовлетворил заявление общества "Универсалюгсервис" об отмене решения суда первой и Постановления суда кассационной инстанции и об оставлении в силе апелляционного Постановления, указав, в частности, следующее.
Беккер В.В., действуя от имени общества "Аквапарк Дельфин", 9 августа 2004 г. выдал Кулеминой Е.А. доверенность N 16/08-04 на право осуществления от имени общества всех полномочий и совершения всех процессуальных действий, предоставляемых стороне в судебных процессах. Действуя на основании данной доверенности, Кулемина Е.А. как представитель общества подписала мировое соглашение в рамках дела N А56-32759/2004, утвержденное Определением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 30 августа 2004 г. Указанным мировым соглашением расторгнуты договоры купли-продажи недвижимого имущества от 26 мая 2003 г. N 1-3, заключенные между обществом "Универсалюгсервис" и обществом "Аквапарк Дельфин", имущественный комплекс возвращен обществу "Универсалюгсервис".
Постановлением от 8 июня 2007 г. по делу N А56-32759/2004 ФАС Северо-Западного округа отказал обществу в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам Определения от 30 августа 2004 г. об утверждении мирового соглашения. Компания обратилась в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с требованием о признании заключенного между ответчиком и третьим лицом мирового соглашения недействительной сделкой. Решением этого суда от 16 августа 2006 г. по делу N А56-13027/2006 в удовлетворении требования отказано.
Компания обратилась в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с настоящим иском, ссылаясь на то, что Беккер В.В. на момент выдачи упомянутой доверенности не являлся генеральным директором общества "Аквапарк Дельфин". Учитывая названные обстоятельства, а также то, что полномочия Волосова Д.А. как генерального директора общества неоднократно оценивались арбитражным судом в рамках рассмотрения иных дел, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии у Беккера В.В. на момент выдачи доверенности полномочий единоличного исполнительного органа общества, в связи с чем признал эту доверенность недействительной (ничтожной).
Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и отказал в иске, исходя из того, что сделка, совершенная неуполномоченным лицом, не является недействительной, поскольку последствия заключения сделки неуполномоченным лицом предусмотрены ч. 1 ст. 183 ГК РФ, в соответствии с которой такая сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица.
Суд кассационной инстанции отменил Постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, полагая, что совершение сделки неуполномоченным лицом влечет ее ничтожность.
Однако, рассматривая заявленное истцом требование, суды первой и кассационной инстанций не приняли во внимание особенностей субъектного состава данного правоотношения.
Доверенность от 9 августа 2004 г. N 16/08-4 выдана для участия в рассмотрении дела судом (процессуальная доверенность). С учетом процессуального характера отношений, возникающих в этом случае, и влияния результатов рассмотрения вопроса о действительности полномочий представителя на решение суда по существу спора оспаривание такой доверенности должно производиться с использованием механизмов, предусмотренных процессуальным законодательством (посредством оспаривания судебного акта в установленном порядке либо (при наличии оснований) посредством пересмотра решения по вновь открывшимся обстоятельствам).
Процедура пересмотра судебного акта обеспечивает надлежащую защиту интересов сторон, участвовавших в рассмотрении дела, и в большей степени обеспечивает стабильность судебного решения. Кроме того, в рамках этой процедуры суд может учесть обстоятельства, которые могут повлиять на решение вопроса по существу спора в отношении материально-правового требования (добросовестность контрагента, совершение или несовершение истцом действий, направленных на доведение до суда и контрагентов информации о наличии надлежащей доверенности, и т.д.). Поскольку в настоящем деле требование о признании недействительной процессуальной доверенности заявлено как самостоятельное исковое требование, оснований для его удовлетворения не имеется.
Проанализируем ключевые вопросы, возникающие при оценке приведенных Постановлений.
1. Оспаривание актов органов судебной власти (судей) в самостоятельном процессуальном порядке свидетельствует о выборе ненадлежащего способа защиты своего права, так как соответствующее обжалование возможно лишь в порядке инстанционного обжалования. Соответствующий вывод оказывается спроецированным не только на случаи, когда лицо непосредственно обжалует акты судебной власти, но и на ситуации, когда удовлетворение требований лица оказывается сопряженным с необходимостью для суда оценить законность актов в качестве одного из элементов юридического состава (как в приведенном примере, связанном с оспариванием права собственности, когда в числе оснований возникновения права лежало определение суда об утверждении мирового соглашения).
Нормативную основу для изъятия актов органов судебной власти из-под юрисдикции судов первой инстанции можно обнаружить в действующем гражданско- и арбитражно-процессуальном законодательстве.
Статья 255 ГПК РФ хотя и не содержит ограничений права на обращение в суд и по своему буквальному смыслу признает достаточным для обращения сам факт нарушения прав и свобод гражданина, создание препятствий к осуществлению гражданином его прав и свобод, незаконное возложение какой-либо обязанности или незаконное привлечение к ответственности, в истолковании ее высшими судебными инстанциями демонстрирует известные ограничения права на обращение в суд. Так, практика применения норм ГПК РФ, обобщенная в Постановлении Пленума ВС РФ от 10 февраля 2009 г. N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" <1> (далее - Постановление Пленума ВС РФ N 2), свидетельствует о том, что в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, не могут рассматриваться дела об оспаривании целого ряда актов публичной власти (п. 7, 8 данного Постановления). Одной из основных причин для исключения их из подведомственности суда в порядке гражданского судопроизводства является существование некоего "конкурирующего" процессуального порядка для рассмотрения такого рода дел: судья отказывает в принятии заявления, когда "заявление подлежит рассмотрению и разрешению в ином судебном порядке, то есть рассмотрение заявления неподведомственно суду общей юрисдикции либо заявление подлежит рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства, производства по делам об административных правонарушениях, а также в порядке апелляционного, кассационного или надзорного производства (оспариваются действия судей, связанные с осуществлением производства по конкретному гражданскому делу)" (выделено мной. - А.Ю.) (абз. 2 п. 17).
--------------------------------
<1> Бюллетень ВС РФ. 2009. N 4.

Нормативное регулирование, предлагаемое АПК РФ, представляется более точным: "Заявления о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными рассматриваются в арбитражном суде, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом не отнесено к компетенции других судов" (ч. 3 ст. 198 АПК РФ).
Сопоставляя основания для прекращения производства по делу, предусмотренные ГПК РФ и АПК РФ, нельзя не отметить, что арбитражно-процессуальный закон также оказывается более точным: арбитражный суд прекращает производство по делу, если оно не подлежит рассмотрению в арбитражном суде (п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ). Гражданско-процессуальный закон не ставит на этом точку и указывает на причину, по которой дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства (абз. 2 ст. 220 ГПК РФ), - поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). Приведенная норма ГПК РФ неоправданно сужает возможную сферу применения института прекращения производства по делу, поскольку, как неоднократно отмечалось в процессуальной литературе, для рассмотрения некоего вопроса может вообще не существовать "иного судебного порядка", тем не менее он не будет отнесен к ведению суда в порядке гражданского судопроизводства.
Дело, связанное с оспариванием бездействия суда, показывает, что Президиум ВАС РФ применил норму ст. 150 АПК РФ именно в ее буквальном значении, расценив дело, оказавшееся на его рассмотрении, как не подлежащее рассмотрению в арбитражных судах, но не в силу того, что оно подлежит рассмотрению в ином судебном порядке, а в силу того, что бездействие суда не может быть предметом самостоятельного процессуального обжалования. Характерно, что в Определении коллегиального состава судей ВАС РФ от 3 апреля 2009 г., которым дело было передано в Президиум ВАС, предлагалась несколько иная трактовка сложившихся правоотношений. Логика рассуждений коллегиального состава судей строилась в том числе на основе отрицания экономического характера спора между обществом и арбитражным судом. В данном Определении, в частности, приводились следующие суждения: "Указанный спор неподведомственен арбитражному суду... поскольку не является экономическим спором либо спором, связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Экономическим признается спор, вытекающий из гражданских, административных и иных публичных правоотношений, возникший в связи осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, или в связи с обеспечением доступа к такой деятельности, а также с предъявлением юридическим лицами иных требований экономического (имущественного) характера... Предпосылкой (обязательным условием) рассмотрения арбитражным судом в порядке административного судопроизводства заявленного требования является предполагаемое нарушение оспариваемым бездействием прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Отказ в выдаче копий материалов арбитражного дела сам по себе не может рассматриваться как нарушение прав и законных интересов ОАО "Черметимпекс" и не затрагивает его права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, не влечет для данного общества последствий экономического характера и не создает препятствия для осуществления такой деятельности".
Приведенная аргументация является уязвимой по меньшей мере в силу следующих причин.
1. Объективно следует признать, что бездействие арбитражного суда нарушает права и законные интересы общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, подобно тому как незаконное бездействие любого органа власти способно нарушить права юридического лица. Непредставление арбитражным судом материалов дела юридическому лицу для целей эффективного отстаивания последним своих прав в процессе, а равно для любых иных целей означает только то, что нарушение прав субъекта происходит не в сфере регулятивных, а в сфере охранительных правоотношений, т.е. отношений, возникших при защите права.
2. Сомнительным представляется также довод о том, что данное дело нельзя отнести к числу экономических споров. Как видно из Определения судей ВАС РФ, критерием разделения "споров" и "неспоров" служит наличие либо отсутствие нарушений прав лица. Если взять за основу хрестоматийное определение спора о праве, сформулированное М.А. Гурвичем как сопротивление, помеху "осуществлению гражданского права, которые согласно закону могут быть устранены через суд" <1>, то можно заметить, что разногласия по поводу взаимных прав и обязанностей между обществом и судом здесь все же присутствуют. Другое дело, что с юридической стороны для устранения таких разногласий может быть непригодна традиционная процессуальная форма.
--------------------------------
<1> Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессуальному праву. М., 1950. С. 160.

3. Отрицание экономического характера подобного спора может свидетельствовать о том, что он должен рассматриваться судом общей юрисдикции, а это способно привести к эскалации сложившейся правовой коллизии в иную юрисдикцию, что породит нелогичную ситуацию, при которой законность бездействия органа судебной власти, принадлежащего к самостоятельной системе судов, будет проверяться органом, принадлежащим к другой системе судов.
В своем Постановлении Президиум ВАС РФ не воспроизвел данные аргументы из определения "тройки" судей, мотивировав невозможность суда рассматривать подобные споры иными обстоятельствами.
Таким образом, "иные порядки", о которых идет речь в ГПК РФ и которые подразумеваются нормой АПК РФ, служащие основанием для прекращения производства по делу, могут относиться как к самостоятельному типу процесса (уголовный, административный и др.), так и выступать составной частью процесса, в рамках которого рассматривается или рассматривалось "основное" дело, при том что вопрос, на самостоятельное разрешение которого претендует заявитель, является производным от основного дела. Вопрос о выборе способа обжалования акта, исходящего от органа судебной власти или связанного с идущим процессом по делу (да и вообще вопрос о принципиальном существовании такого способа обжалования в суд), безотносительно к инстанционному порядку обжалования в суд представляется неоднозначным. Полагаем, что в пограничных ситуациях необходимо руководствоваться несколькими критериями.
1. Наличие специально предусмотренного порядка обращения в суд. Прямое дозволение закона на обращение в суд в связи с делом, находящимся в производстве, или в связи с делом, уже оконченным производством, служит верным ориентиром для решения вопроса о возможности самостоятельного обжалования рассматриваемых в настоящей статье актов. Так, яркой иллюстрацией сказанного может послужить внедренный в отечественное законодательство институт присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. При рассмотрении соответствующих дел эффективность и достаточность действий суда, воплотившаяся в конкретных процессуальных актах, являются предметом непосредственной проверки суда первой инстанции для целей установления наличия либо отсутствия оснований для присуждения компенсации (п. 3 ч. 2 ст. 244.8 ГПК РФ, ч. 2 ст. 222.8 АПК РФ).
Пункт 3 ст. 8 Федерального закона от 22 декабря 2008 г. N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации" <1> предоставляет пользователю информации право обжаловать в установленном законом порядке (следовательно, и в судебном порядке) действия (бездействие) должностных лиц, нарушающие право на доступ к информации о деятельности судов и установленный порядок его реализации. С учетом того, что субъектами подготовки информации о деятельности судов являются суды, Судебный департамент, органы Судебного департамента, органы судейского сообщества (п. 2 ст. 1) и что такой информацией может явиться в том числе информация по конкретным делам, находящимся в производстве суда, нельзя исключать, что обращение лица в суд с обжалованием отказа в предоставлении информации, а равно иное, продиктованное сходными мотивами обращение будет способно вызвать коллизию процедуры самостоятельного обжалования в суд и процедуры обжалования в рамках идущего (состоявшегося) дела.
--------------------------------
<1> Собрание законодательства РФ. 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6217.

Наличие специально предусмотренного порядка, как правило, означает указание не только на процедуру, но и на суд (компетенцию суда), который правомочен решать определенный вопрос, проистекающий из основного процесса. Так, например, в соответствии с ч. 3 ст. 98 АПК РФ "иск о возмещении убытков или выплате компенсации предъявляется в арбитражный суд, рассматривавший дело, по которому принимались обеспечительные меры".
Зачастую законодатель совместно с установлением специального порядка обращения в суд моделирует запрет на самостоятельное обращение в судебный орган. Так, указание ч. 1 ст. 112 АПК РФ о том, что вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении, подкрепляется нормой п. 8 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, в соответствии с которой заявление исковых требований о взыскании судебных расходов влечет оставление заявления без рассмотрения. В целом же упомянутое выше существование специального порядка обращения в суд может одновременно означать запрет на самостоятельное обращение в суд.
Критерий наличия самостоятельного процессуального порядка обращения в суд не всегда означает то, что подобный порядок непосредственно установлен нормами закона; вполне естественно, что он может выводиться из несложного толкования норм закона или подразумеваться ими. Так, ст. 254 ГПК РФ прямо называет государственного служащего в числе лиц, чьи действия, бездействие, решения могут быть оспорены в суде в порядке гл. 25 ГПК РФ. В п. 4 Постановления Пленума ВС РФ N 2 разъяснено, что к федеральным государственным служащим относятся граждане, осуществляющие на основании контракта профессиональную служебную деятельность на должностях федеральной государственной службы, учрежденных федеральным законом или иным нормативным правовым актом РФ, входящих в Реестр должностей федеральной государственной службы, утвержденный Президентом РФ, и получающие вознаграждение за счет средств федерального бюджета. В Указе Президента РФ от 31 декабря 2005 г. N 1574 "О Реестре должностей Федеральной государственной гражданской службы" <1> должности секретаря судебного заседания, помощника судьи и другие включены в перечень должностей аппарата федерального суда общей юрисдикции (разд. 14) или арбитражного суда (разд. 16). Следовательно, обжалование актов указанных представителей государственной гражданской службы возможно в порядке гл. 25 ГПК РФ, если отсутствует какой-либо специальный порядок обжалования актов указанных лиц. Например, протокол судебного заседания, изготовленный секретарем судебного заседания, не может быть обжалован в самостоятельном порядке, поскольку для выражения несогласия с протоколом установлена специальная процедура принесения и рассмотрения замечаний на протокол (ст. 231 - 232 ГПК РФ).
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2006. N 1. Ст. 118.

Исключение возможности инстанционного обжалования может вытекать и из логики регулирования соответствующих отношений. Так, например, разрешение вопроса о возмещении вреда, причиненного вследствие отправления правосудия (ст. 1070 ГК РФ), по определению не может иметь места в рамках того процесса, в котором предположительно был причинен вред.
Вместе с тем следует признать уязвимым встречающийся в судебных актах (в том числе в актах, приведенных нами выше) тезис о том, что процессуальное законодательство не предусматривает возможности судебного обжалования тех или иных актов (хотя с практической точки зрения он, безусловно, может быть использован для усиления аргументации судебного постановления).
Так, кассационным Определением Самарского областного суда от 20 марта 2006 г. было отменено решение Жигулевского городского суда от 20 февраля 2006 г., которым были признаны незаконными действия инспектора ДПС ОГИБДД Жигулевского ГОВД, составившего протокол о совершении Т. административного правонарушения, и производство по делу прекращено. Как следует из заявления Т., он просил признать недействительными протокол и схему ДТП. В обоснование прекращения производства по делу суд второй инстанции указал, что протокол и схема ДТП являются доказательствами по гражданскому делу о возмещении ущерба, причиненного ДТП, по которому Т. является ответчиком, и действующим гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено обжалование протокола и схемы ДТП <1>.
--------------------------------
<1> Судебная практика. Приложение к Информационному бюллетеню Управления Судебного департамента в Самарской области. 2006. N 2(21). С. 58.

Гражданско- и арбитражно-процессуальное законодательство, как правило, и не предусматривает специальной возможности обжалования тех или иных актов, поскольку право на обращение в суд моделируется законом в качестве универсального и его наличие не зависит от специального нормативного указания на возможность обжалования. Так, например, вряд ли имеет смысл предоставлять заинтересованному лицу специальное право на обращение в суд с оспариванием договора купли-продажи, дарения, аренды и т.д., как и право на оспаривание актов органов управления транспортом, культурой, городским хозяйством <1> и т.д. Следовательно, само по себе отсутствие закрепленного в законе права на обжалование того или иного акта еще не означает невозможность обжалования.
--------------------------------
<1> Тот факт, что в некоторых законах прописывается специальное право обжалования в суд действий или решений отдельных органов, не влияет на правильность нашего тезиса, поскольку даже при изъятии из этих законов подобных нормативных указаний право на обращение в суд с иском (заявлением) все равно никуда не исчезнет.

2. Характер связи вопроса, адресуемого суду в самостоятельном порядке, с существующим или имевшим место судебным процессом. Если вопрос, с которым заявитель обращается в суд в самостоятельном порядке, имеет опосредованную, отдаленную связь с делом, которому он обязан своим возникновением, то можно допустить его самостоятельное процессуальное разрешение; если же вопрос непосредственно связан с "главным" процессом, то целесообразно их совместное разрешение. Однако подобный критерий является в значительной мере оценочным и представляет известные сложности в своем применении. Так, например, в юридической литературе по-прежнему остается дискуссионным вопрос о допустимости оспаривания мировых соглашений как гражданско-правовых сделок путем предъявления самостоятельного иска <1>.
--------------------------------
<1> Анализ данной проблемы см.: Рожкова М.А. Мировое соглашение в арбитражном суде: проблемы теории и практики. М.: Статут, 2004. С. 134 - 157.

Изъятие различных процессуальных актов из-под юрисдикции суда первой инстанции по мотиву непосредственной связи с "основным" делом предлагается и в постановлениях высших судебных инстанций. Так, например, на основании п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" <1> "в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам".
--------------------------------
<1> Бюллетень ВС РФ. 2005. N 4.

Весьма интересными с точки зрения своей фабулы и выдвинутого нами критерия оказались следующие дела, в которых истцы продемонстрировали известную изобретательность в защите своих процессуальных прав.
Президиум Самарского областного суда отменил Определение Новокуйбышевского городского суда Самарской области, которым Т. было отказано в принятии искового заявления к Управлению Федеральной почтовой связи Самарской области - филиалу ФГУП "Почта России" о нарушении права на получение судебной повестки, а именно он просил признать письма с судебной повесткой в его адрес недоставленными. Т. являлся ответчиком по гражданскому делу по иску М. о выселении. Суд первой инстанции посчитал, что обстоятельства неполучения судебных повесток не могут являться предметом самостоятельных исковых требований и должны быть изложены в заявлении об отмене заочного решения. Суд надзорной инстанции не согласился с подобной позицией и посчитал, что иск к Управлению почтовой связи не относится к вынесению заочного решения <1>.
--------------------------------
<1> Судебная практика. Приложение к Информационному бюллетеню Управления Судебного департамента в Самарской области. 2006. N 1(20). С. 28 - 29.

По другому делу суд кассационной инстанции, отменяя Определение Железнодорожного районного суда г. Самары об оставлении заявления без рассмотрения, направил для рассмотрения по существу в суд первой инстанции исковое заявление о признании почтовой корреспонденции с уведомлением об отложении слушания дела в суде кассационной инстанции утраченной <1>.
--------------------------------
<1> Судебная практика. Приложение к Информационному бюллетеню Управления Судебного департамента в Самарской области. 2005. N 1(16). С. 26 - 27.

2. Отрицание материально-правовой основы отношений, находящихся на рассмотрении суда. Вероятно, что с опорой на тезис об отсутствии такого самостоятельного объекта судебной защиты, как субъективное процессуальное право, в одном из постановлений был выдвинут тезис о том, что "предъявленное обществом требование о признании незаконным бездействия суда, выразившегося в отказе выдачи копии дела, не относится к спорам материально-правового характера".
В ряде приводимых примеров дела, находящиеся на рассмотрении суда, были лишены самостоятельной материально-правовой основы, поскольку предметом процессуальной деятельности, если понимать под ним спорное материально-правовое отношение <1>, выступали отношения процессуального характера, сами функционально предназначенные для принудительной реализации норм материального права.
--------------------------------
<1> Чечина Н.А. Основные направления развития науки советского гражданского процессуального права. Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1987. С. 56.

Признание допустимости самостоятельного судебного обжалования актов органов судебной власти или актов, так или иначе связанных с процессом, уничтожает привычную нам дихотомию "материальное право - процессуальное право". Материально-правовой основой разбираемых нами дел с точки зрения применимого права становится процессуальное правоотношение, находящееся или находившееся на рассмотрении суда. Суд, разрешая такие дела, вынужден осуществлять процессуальное правоприменение к спорным процессуальным отношениям, возможность существования которых в спорном состоянии представляется весьма сомнительной <1>.
--------------------------------
<1> Выражение "участники спорных материальных или процессуальных правоотношений" употребляет и ГПК РФ (ч. 1 ст. 391.11) применительно к моделированию оснований для внесения Председателем ВС РФ или его заместителем представления в Президиум ВС РФ на предмет отмены судебного акта в порядке надзора.

Кажущееся отсутствие материально-правовой основы дела послужило поводом к отказу арбитражным судом, участвующим в деле, в процессуальной правосубъектности (более рельефно это выразилось в уже упомянутом нами Определении судей ВАС РФ, которым дело было передано на рассмотрение Президиума ВАС): "Арбитражный суд может быть признан лицом, участвующим в деле, только являясь стороной материально-правового спора. Предъявленное обществом в арбитражный суд требование не относится к спорам материально-правового характера, следовательно, Арбитражный суд Тульской области как орган судебной системы не мог являться ответчиком по данному делу". Данный тезис нуждается в определенных оговорках. В процессуальной науке прочно утвердилось положение о том, что лица, участвующие в деле, - это предполагаемые участники спорных материальных правоотношений; следовательно, последовательность определения положения лиц в процессуальных и материальных правоотношениях должна быть иной: для допуска лица в процесс достаточно установить наличие у него процессуальной правоспособности, а уже затем следует определение его обязанностей в сфере материальных правоотношений. Это тем более актуально применительно к производству по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений, в которых для привлечения субъекта в качестве заинтересованного лица обладание процессуальной правоспособностью не всегда является принципиальным, так как судебная практика изобилует примерами участия в процессе структурных подразделений различных органов публичной власти, управлений, отделов, должностных лиц и др.
Кроме того, "варьирование" процессуальной правоспособности, при которой суд то "может", то "не может быть" ответчиком по делу в зависимости от категории спора представляется не вполне оправданным.
3. Мотив обжалования. Использование общепроцессуальных средств для дезавуации различных актов, исходящих от органов судебной власти, а равно актов, совершаемых в связи с идущим или оконченным процессом, может быть расценено как действие "с черного хода", совершаемое в обход установленного законом порядка. Зачастую оспаривание актов, так или иначе связанных с идущим процессом, нацелено на "подрыв" основного процесса, и удовлетворение требований заявителя может привести к "краху", к нелегитимности "основного" процесса. Так, например, распространенные в прошлом случаи обжалования в порядке гражданского судопроизводства доказательств по делу об административном правонарушении (актов медицинского освидетельствования на состояние опьянения; действий, связанных с производством освидетельствования, и др.) заставили Пленум ВС РФ обратить внимание на такие случаи и установить запрет на их самостоятельное обжалование как решений, действий (бездействия), неразрывно связанных с конкретным делом об административном правонарушении (абз. 6 п. 7 Постановления Пленума ВС РФ N 2).
Мотивировка рассматриваемых Постановлений Президиума ВАС РФ хотя прямо и не восходит к недобросовестному поведению субъектов, тем не менее демонстрирует известный скепсис по отношению к избранному заявителем способу защиты своих прав и последствиям, к которым может привести использование таких способов: "С учетом процессуального характера отношений, возникающих в этом случае, и влияния результатов рассмотрения вопроса о действительности полномочий представителя на решение суда по существу спора оспаривание такой доверенности должно производиться с использованием механизмов, предусмотренных процессуальным законодательством"; в деле, по которому фигурировало определение суда об утверждении мирового соглашения, избранные истцом гражданско-правовые способы защиты права собственности были расценены арбитражными судами как направленные фактически на преодоление законной силы судебного акта способами иными, чем его инстанционное обжалование.
4. Процессуальные последствия самостоятельного обжалования актов судебной власти. Из приведенных Постановлений Президиума ВАС РФ следует, что при оспаривании бездействия суда (дело N 1) последовало прекращение производства по делу, тогда как при оспаривании процессуальной доверенности (дело N 3) судом было отказано в удовлетворении требований по существу (второй пример нами не рассматривается, поскольку в нем требования заявителя непосредственно не были направлены на оспаривание определения об утверждении мирового соглашения). Подход, продемонстрированный Президиумом ВАС РФ в первом деле, представляется более точным, поскольку прекращение производства по делу связывается с констатацией отсутствия у лица права на процесс <1>. Если быть последовательным, то из суждения Президиума ВАС РФ о том, что оспаривание процессуальной доверенности может происходить с задействованием механизмов инстанционного обжалования, должен следовать вывод об отсутствии у заявителя права на процесс и, соответственно, о наличии оснований для прекращения производства по делу.
--------------------------------
<1> См. например: Осокина Г.Л. Гражданский процесс: Особенная часть. М.: Норма, 2007. С. 172.

Думается, что отказ в удовлетворении требований по существу (по делу N 3), а не применение последствий чисто процессуального характера в виде прекращения производства по делу связан с тем, что выдача доверенности в науке гражданского права расценивается как классический пример односторонней сделки <1> - отсюда отрицание возможности оспаривания доверенности как сделки показалось высокой судебной инстанции слишком кардинальным. Однако если полностью исключать процессуальную доверенность из сферы гражданских правоотношений, признавая за ней исключительно процессуальное значение, то вывод о необходимости прекращения производства по делу в данном случае представляется единственно возможным. Предпринятое заявителем оспаривание судебной доверенности ничем не отличается, например, от оспаривания в самостоятельном процессуальном порядке искового заявления или каких-либо распорядительных действий (отказа от иска, заявленного ходатайства и т.д.).
--------------------------------

<<< назад