Главная / Административное право / Меры принудительного исполнения. Расрочка, отсрочка изменение порядка и испособа исполнения решения

Меры принудительного исполнения. Расрочка, отсрочка изменение порядка и испособа исполнения решения

С целью защиты прав и охраняемых законом интересов сторон исполнительного производства, иных лиц, связанных с исполнением юрисдикционного акта, а также государственных или общественных интересов принудительное исполнение может быть осуществлено лишь в формах, определенных законом.

Юристы компании «Георг» представят  интересы в исполнительном производстве как должника так и взыскателя.

Консультацию по интересующему вопросу Вы можете получить в любое удобное для Вас время. Для того чтобы задать свой вопрос специалисту, позвоните по телефону во Владивостоке 8 (4232) 48-74-25,  воспользуйтесь e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript или соответствующей формой на нашем сайте.

 

МЕРЫ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ. ОТСРОЧКА, РАССРОЧКА И ИЗМЕНЕНИЕ СПОСОБА И ПОРЯДКА ИСПОЛНЕНИЯ СУДЕБНЫХ АКТОВ И АКТОВ ДРУГИХ ОРГАНОВ. ОТЛОЖЕНИЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ

А.А. МАКСУРОВ
Максуров А.А., кандидат юридических наук.

С целью защиты прав и охраняемых законом интересов сторон исполнительного производства, иных лиц, связанных с исполнением юрисдикционного акта, а также государственных или общественных интересов принудительное исполнение может быть осуществлено лишь в формах, определенных законом.

Для этих целей предусмотрены меры принудительного исполнения, под которыми согласно ч. 1 ст. 68 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон) понимаются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества (в том числе денежных средств), подлежащего взысканию по исполнительному документу.

В ч. 3 ст. 68 Закона указаны меры принудительного исполнения. К ним относятся:

  1. обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги;
  2. обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений;
  3. обращение взыскания на имущественные права должника, в том числе на право получения платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя, на право получения платежей по найму, аренде, а также на исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, права требования по договорам об отчуждении или использовании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, принадлежащее должнику как лицензиату;
  4. изъятие у должника имущества, присужденного взыскателю;
  5. наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества;
  6. обращение в регистрирующий орган для регистрации перехода права собственности на имущество, в том числе на ценные бумаги, с должника на взыскателя в случаях и порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом;
  7. совершение от имени и за счет должника действия, указанного в исполнительном документе, в случае, если это действие может быть совершено без личного участия должника;
  8. принудительное вселение взыскателя в жилое помещение;
  9. принудительное выселение должника из жилого помещения;
  10. освобождение нежилого помещения, хранилища от пребывания в них должника и его имущества;
  11. иные действия, предусмотренные федеральным законом или исполнительным документом.

Кстати, следует отметить, что в Федеральном законе от 21.07.1997 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон 1997 года) было лишь четыре меры принудительного исполнения плюс иные меры, как и сейчас. Полагаем, однако, что речь идет не об усилении принудительных мер государства. Скорее налицо узаконение существовавших ранее на практике форм, расшифровка абстрактных требований закона.

Следует иметь в виду, как совершенно справедливо отмечает В.В. Ярков, что перечисленные меры могут применяться как самостоятельно, так и в своей совокупности <1>. Выбор конкретной меры принудительного исполнения (или той или иной их совокупности) судебным приставом-исполнителем зависит от многих факторов, основные из которых: мера должна соответствовать требованиям исполнительного документа, конкретной ситуации (положение сторон производства и т.п.), быть наиболее приемлемой для своевременного и полного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, а также соответствовать закону

Сами меры в ст. 68 Закона перечислены по различным основаниям деления, что может привести к некоторой путанице в понимании их юридической сущности.

Так, части 1 - 3 ст. 68 указывают на обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на имущество и его реализации и обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника, т.е. деление происходит по признаку "доходы - имущество", хотя, строго говоря, заработная плата, пенсия, стипендия (иначе - денежные средства) также являются имуществом, а имущество, которое может быть арестовано и реализовано, можно расценивать в ряде случаев как доход (и почти всегда как источник дохода).

Вопрос это не праздный. В практике прокурорского надзора имели место анекдотичные случаи, когда в нарушение трудового законодательства работникам сельскохозяйственных предприятий заработная плата выдавалась той или иной продукцией предприятия (например, три мешка картофеля, машина навоза и т.п.). Что это - заработная плата или имущество? По сути - имущество, по форме получения - заработная плата.

Что в такой ситуации делать судебному приставу-исполнителю, производящему взыскание одной четверти заработка на алименты: пересылать одну четвертую часть машины навоза взыскателю или продавать эту часть и направлять ему деньги?

Часть 5 ст. 68 говорит об обращении взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящиеся у других лиц. Здесь выделение меры взыскания иное: имущество арестовывается (изымается, реализуется или выдается взыскателю и т.п.) не у должника, а у третьих лиц. Исполнительные действия по-прежнему производятся в интересах данного взыскателя в отношении того же должника, однако место совершения исполнительных действий - там, где имущество должника находится, т.е. на территории третьего лица, например в его жилище, куда можно проникнуть только по основаниям, предусмотренным Законом.

Указанная в ч. 4 ст. 68 Закона мера принудительного исполнения - изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, перечисленных в исполнительном документе, - отличается от иных мер способом действия (изъять у должника и передать взыскателю, а, например, не арестовать, оценить и реализовать) и определенностью предмета исполнения (должны быть изъяты и переданы определенные предметы, перечисленные в исполнительном документе, тогда как согласно частям 1 и 2 этой статьи совершенно не важно, что это за имущество или источники дохода, лишь бы их денежным выражением можно было удовлетворить требования взыскателя). Конкретные предметы и необходимые действия с ними (изъятие и передача) прямо определены исполнительным документом, в связи с чем особых проблем с пониманием требований исполнительного документа у судебного пристава-исполнителя не возникает. Исполнено данное решение может быть, только пока существует подлежащая изъятию и передаче вещь, а фактически исполняется данное производство только тогда, когда вещь изъята из фонда должника и поступила в фонд взыскателя, т.е. в его владение.

В целом же классификация мер принудительного исполнения идет по пути формирования перечня мер через объединение недвижимого и движимого имущества должника в единый имущественный комплекс, на который обращается взыскание.

Интересно, как этот вопрос был решен в Уставе гражданского судопроизводства 1864 года. Устав предусматривал несколько основных способов исполнения судебных решений: обращение взыскания на движимое имущество должника; обращение взыскания на недвижимое имение должника; передача имения натурой лицу, которому оно присуждено (ст. 933 Устава); обращение взыскания на доходы должника (статьи 1129, 1192, 1208 Устава); разрешение взыскателю произвести за счет должника те действия или работы, которые не совершены им в назначенный судом срок (ст. 934 Устава) <1>. Были и другие способы принудительного исполнения. Известный исследователь российского права Е.В. Васьковский отмечал, что "Устав группирует исполнительные меры следующим образом:

  • обращение взыскания на движимое имущество, а именно: а) на вещи, которые находятся у должника; б) на ценные бумаги; в) на вещи и капиталы, находящиеся у третьих лиц; г) на капиталы должника, хранящиеся в правительственных учреждениях или кредитных установлениях; д) на жалованье и другие повременные платежи;
  • обращение взыскания на недвижимое имущество;
  • принудительная передача отсуженного имущества;
  • воспрещение должнику выезда из места жительства;
  • разыскание средств к удовлетворению взыскания" <1>.

Ряд авторов полагают, что возможно использование некоторых мер принудительного исполнения, предусмотренных Уставом, но не воспринятых современным российским законодательством и в настоящее время. Так, И.Б. Морозова и А.М. Треушников пишут, что "применение мер косвенного принуждения при существующем на практике неуважительном отношении должника к исполнению решения может оказаться очень действенным и облегчить задачу судебного пристава-исполнителя... введение и развитие института судебного залога как средства обеспечения исполнения решения при его последующем осуществлении в стадии исполнительного производства смогут улучшить реальное исполнение решения, а также защитить оспариваемое движимое и недвижимое имущество от повреждений, изменения его качественного и количественного состава и, безусловно, ускорить процесс исполнения" <1>.

По справедливому замечанию указанных авторов, определение мер принудительного исполнения является наиболее важным моментом исполнительного производства. Современные экономические реалии требуют адаптации исполнительных мер к правилам и обычаям существующих на практике товарно-денежных отношений. Во многом действующие меры принудительного исполнения требуют изменения, а также более подробной регламентации.

Например, в отличие от современного отечественного законодательства, по Уставу гражданского судопроизводства 1864 года отдельно выделялось обращение взыскания на движимое имущество должника, которое считалось одним из трех основных способов исполнения (ст. 933 Устава). Свод законов гражданских понимал под движимым имуществом "мореходные и речные суда всякого рода, книги, рукописи, картины и вообще все предметы, относящиеся к наукам и искусствам, домовые уборы, экипажи, земледельческие орудия, всякого рода инструменты и материалы, лошадей, скот, хлеб сжатый и молоченый, всякие припасы, выработанные на заводах наличные руды и все то, что из земли извлечено. Наличные капиталы, заемные письма, векселя, закладные и обязательства всякого рода принадлежат к имуществам движимым. Право золотопромышленников на золотой прииск, состоящий на землях казенных и Кабинета Его Императорского Величества, признается имуществом движимым".

Глава "Обращение взыскания на движимое имущество" Устава регулировала порядок обращения взыскания на движимое имущество и определяла особенности обращения взыскания на выкупные процентные бумаги, акции и облигации; капиталы или иное движимое имущество должника, находящееся у третьего лица; капиталы должника, находящиеся в правительственном или судебном месте или кредитном установлении; жалованье и другие оклады.

Но вернемся к законодательству современному.

Как следует из п. 11 ч. 3 ст. 68 Закона, перечень мер принудительного исполнения, приведенный в данной статье, не является исчерпывающим. Пункт 11 не исключает иные действия, предусмотренные федеральным законом или исполнительным документом. Кстати, раньше это положение звучало не так: предусматривались "иные меры, предпринимаемые в соответствии с настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами, обеспечивающие исполнение исполнительного документа".

На практике это чаще всего запрет на совершение определенных действий. Кроме того, нередки случаи уничтожения по решению суда пиратских копий аудио- и видеозаписей и т.д.

В.В. Ярков приводит интересный пример исполнения: в соответствии с решением суда в процессе исполнительного производства футболки, выпущенные одной из фирм с нарушением товарного знака другой фирмы, не были уничтожены, а лишь приведены в негодность путем срезания с них всех незаконно использованных товарных знаков <1>.

Предусмотреть все возможные меры принудительного исполнения раз и навсегда невозможно - жизнь не стоит на месте и появление новых обязательственных отношений, специфических форм человеческого общения и размещения информации (например, на сайте в Интернете) требует постоянного соответствия процесса защиты и восстановления нарушенных прав и охраняемых законом интересов реалиям жизни, т.е. допускаемым их нарушениям. Поэтому вполне оправданно, что другие меры принудительного исполнения могут быть предложены законодателем, а то, что эти меры должны содержаться только в федеральных законах, - важная гарантия от исполнительного произвола.

Заканчивая краткий обзор мер принудительного исполнения, хотелось бы отметить, что в ближайшем будущем иные меры принудительного исполнения (в случае их появления) будут, скорее всего, корреспондировать со способами защиты гражданских прав, изложенными в ст. 12 Гражданского кодекса РФ (признание права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; присуждение к исполнению обязанности в натуре и др.), что соответствует складывающейся ныне судебной практике.

Отсрочка или рассрочка исполнения судебных актов и актов других органов, а также изменение способа и порядка их исполнения в строгом смысле слова не являются самостоятельной стадией исполнительного производства. В то же время целесообразен динамичный подход к движению исполнительного производства, что делает необходимым рассмотрение данного вопроса в качестве самостоятельной, хотя и факультативной, стадии исполнительного процесса.

В соответствии с ч. 1 ст. 37 Закона взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться с заявлением о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, а также об изменении способа и порядка его исполнения в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.

В ст. 18 Закона 1997 года было указано, что "при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий, судебный пристав-исполнитель по своей инициативе или по заявлению сторон, а также сами стороны вправе обратиться в суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением об отсрочке или о рассрочке его исполнения, а также об изменении способа и порядка исполнения".

В силу ч. 2 ст. 37 Закона отсрочка подразумевает приостановление исполнения всех, а не только принудительных исполнительных действий <1>.

Представляется, что это неверно. Должен быть предусмотрен запрет лишь на совершение принудительного исполнения.

Например, судебный пристав-исполнитель не вправе в момент действия отсрочки произвести арест имущества должника, однако он должен иметь возможность продолжить сбор сведений об имущественном положении должника, т.е. сделать запросы в банки, налоговые органы и т.д. Смысл отсрочки заключается в исключении на период ее действия любых по отношению к должнику мер принудительного характера, направленных на исполнение исполнительного документа.

Рассрочка, в отличие от отсрочки, не подразумевает неосуществления принудительного исполнения, ее предоставление означает лишь возможность исполнения должником обязательства по частям (например, исполнение в соответствии с утвержденным графиком погашения задолженности).

Изменение способа и порядка исполнения не запрещает судебному приставу-исполнителю осуществлять принудительное взыскание (как при отсрочке) и не дает должнику возможности исполнения документа по частям (как при рассрочке). Исполнительный документ исполняется в том же объеме, по тем же общим правилам, однако иным способом или в ином порядке.

Отсрочка или рассрочка исполнения судебных актов и актов других органов, а также изменение способа и порядка их исполнения не приостанавливают исполнительный процесс и не оказывают влияния на сроки совершения исполнительных действий.

Закон 1997 года предусматривал, хотя и весьма неопределенно, важное фактическое основание для предоставления отсрочки или рассрочки исполнения исполнительного документа, а также изменения способа и порядка исполнения: "При наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий". Другими словами, обстоятельства должны были препятствовать совершению исполнительных действий, но не исключать возможности их совершения, в том числе и в дальнейшем <1>.

Наличие таких обстоятельств, а также саму причинную связь между наличием данного обстоятельства и невозможностью произвести исполнительные действия должен был доказывать субъект, обратившийся с таким заявлением. Чаще всего речь шла об объективных факторах (событиях и действиях), которые не зависят от воли сторон и, как правило (но совершенно необязательно), не ожидаемы ими. Такими обстоятельствами будут, например, пожар в доме, временно делающий невозможным вселение в него и проживание в нем.

Из смысла названной нормы, вероятно, можно сделать вывод о том, что в данном случае не важно, вследствие каких действий (правомерных или противоправных) возникли обстоятельства, препятствующие исполнению.

В случае же противоправности действий лиц, препятствующих исполнению исполнительного документа (не только должника, но и любых иных лиц, как это следует из закона), судебный пристав-исполнитель обязан применить к ним меры ответственности, в том числе при наличии в их действиях состава административного правонарушения, предусмотренного законодательством об исполнительном производстве. При наличии в действиях гражданина или должностного лица, препятствующих выполнению требований судебного пристава-исполнителя, признаков состава преступления судебный пристав-исполнитель обязан внести в соответствующие органы представление о привлечении виновных лиц к уголовной ответственности.

Сегодня, к сожалению, законодатель отказался от необходимости мотивации отсрочки и рассрочки, что, на наш взгляд, совершенно необоснованно.

С ходатайством (заявлением) о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения исполнительного документа, а также об изменении способа и порядка его исполнения могут обратиться, во-первых, судебный пристав-исполнитель, который выступает здесь по собственной инициативе или заявлению сторон, и во-вторых, стороны исполнительного производства по их желанию. Судебный пристав-исполнитель достаточно самостоятелен в данном случае в своих действиях. Он вправе поставить вопрос об отсрочке или рассрочке исполнения по собственной инициативе, вне зависимости от желания сторон и не выясняя их мнение, либо принять такое решение, если он согласен с доводами стороны (сторон) о его необходимости.

Представляется, что стороны не могут обжаловать в судебном порядке как обращение судебного пристава-исполнителя об отсрочке или рассрочке исполнения, так и его отказ в обращении на соответствующее заявление стороны. Указанное следует из наличия у сторон права на самостоятельное обращение в суд или другой орган, выдавший исполнительный документ.

В то же время это не лишает стороны права обжаловать действия (отказ в совершении действий) судебного пристава-исполнителя в порядке его ведомственной подчиненности или в порядке прокурорского надзора.

Стороны сами вправе обратиться с необходимым заявлением, не ставя об этом в известность судебного пристава-исполнителя, что чаще всего и делает, разумеется, должник. Суд или орган, выдавший исполнительный документ, не вправе по собственной инициативе рассматривать данный вопрос.

Решение об отсрочке или рассрочке исполнения исполнительного документа, а также об изменении способа и порядка его исполнения принимает суд или другой орган, выдавший исполнительный документ. Как положительное, так и отрицательное решения могут быть обжалованы в общем порядке гражданско-процессуального судопроизводства, а в отношении несудебного органа - и в порядке ведомственной подчиненности или прокурорского надзора.

Представляется, что после принятия компетентным органом решения об отсрочке или рассрочке исполнения, а также об изменении способа и порядка исполнения судебный пристав-исполнитель во исполнение требований Закона обязан вынести соответствующее постановление, так как данное решение пристава затрагивает интересы сторон и может затронуть интересы иных лиц.

Бывают ситуации, когда взыскатель и орган, выдавший исполнительный документ, выступают в одном лице. Например, некоторые органы, осуществляющие контрольные функции, направляют для производства принудительного исполнения оформленные в установленном порядке требования о взыскании денежных средств с отметкой банка или иной кредитной организации о полном или частичном неисполнении взыскания в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя.

В частности, возможна такая ситуация: в соответствии со ст. 284 Бюджетного кодекса РФ, а также подп. "ж" п. 12 ныне уже утратившего силу Положения о Федеральном казначействе Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 27.08.1993 N 864 (в ред. Постановлений Правительства РФ от 11.02.1995 N 35 и от 28.01.1997 N 109), органы федерального казначейства вправе были выдавать обязательные для исполнения предписания о взыскании с предприятий, учреждений и организаций в бесспорном порядке средств, выделенных из республиканского бюджета Российской Федерации, средств этого бюджета, направленных в государственные (федеральные) внебюджетные фонды, или внебюджетных (федеральных) средств, используемых не по целевому назначению, с наложением на предприятия, учреждения и организации, допустившие такие нарушения, штрафа в размере действующей учетной ставки Центрального банка РФ. Соответственно, на практике это приводило к смешению понятий "отложение исполнительных действий" и "рассрочка исполнения".

Так, в письме от 08.11.2000 N 302-12 Управление Федерального казначейства по Ярославской области просило судебного пристава-исполнителя Большесельского района отложить исполнительные действия по принудительному взысканию с ЛТОО "Большесельское" в пользу Управления (т.е. в федеральный бюджет) 93 206 руб., осуществляемому на основании представления казначейства от 11.03.1999 N 14-07, в связи с тем, что предприятие-должник предоставило график погашения задолженности.

Между тем в данном случае речь идет не об отложении исполнительных действий, как это предусмотрено Законом, а о предоставленной органом, выдавшим исполнительный документ, рассрочки его исполнения, что и нашло отражение в представлении прокурора области в адрес руководителя Управления Федерального казначейства по Ярославской области <1>.

К сожалению, несмотря на предупреждения практиков, новый Закон эту коллизию так и не разрешил.

Отложение исполнительных действий является факультативной стадией исполнительного процесса, что, однако, не умаляет ее значения на практике. Статья 38 Закона предусматривает два различных случая отложения исполнительных действий.

Во-первых, судебный пристав-исполнитель может отложить исполнительные действия по заявлению взыскателя или по собственной инициативе.

Предоставление такого права взыскателю объясняется наличием диспозитивных элементов в гражданско-исполнительном праве. Поскольку исполнение производится в интересах взыскателя, последний вправе сам решить, возможно ли в данном случае отложение исполнительных действий.

На практике такие случаи нередки. Например, взыскатель полагает, что в настоящее время должник не может полностью расплатиться или, если документ будет исполнен в полном объеме, должник окажется в тяжелом финансовом положении, а взыскатель заинтересован в нем как в дальнейшем контрагенте. Взыскатель предполагает улучшение финансового положения должника в дальнейшем и согласен на производство исполнения в полном объеме через какое-то время. В определенном смысле это действие, как отмечалось выше, схоже с отсрочкой исполнения. Между тем предоставление такого права судебному приставу-исполнителю по меньшей мере неправомерно и на практике приведет к волоките по исполнительным производствам.

Часть 1 ст. 38 Закона говорит о том, что судебный пристав-исполнитель может отложить исполнительные действия. Однако в данном случае речь идет не о правомочии пристава-исполнителя принять позитивное или негативное решение, а о его полномочиях на отложение исполнения. Представляется, в частности, что волю взыскателя он обязан исполнить в любом случае.

Кстати, Законом 1997 года было предусмотрено, что при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий, судебный пристав-исполнитель может отложить исполнительные действия на срок не более 10 дней по заявлению должника или по собственной инициативе. Сегодня должник исключен из состава лиц, имеющих право ставить вопрос об отложении исполнительных действий.

В результате складывается ситуация, схожая с решением об отсрочке или рассрочке исполнения, а также об изменении способа и порядка исполнения, однако такого рода решение принимает уже не суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, а непосредственно судебный пристав-исполнитель.

Судебный пристав-исполнитель вправе принять такое решение по собственной инициативе. Но если раньше он мог принять его при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий, то теперь - без ограничений, хотя на практике он будет принимать такое решение опять-таки при наличии указанных обстоятельств.

Отметим лишь два момента. Прежде всего, не направляя просьбу об отсрочке исполнения в суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, судебный пристав-исполнитель, как правило, полагает, что обстоятельства, препятствующие исполнению, могут исчезнуть достаточно быстро, т.е. это кратковременные обстоятельства, препятствующие совершению исполнительных действий. При этом на практике судебный пристав-исполнитель нередко одновременно использует обе нормы: вынося постановление об отложении исполнительных действий, он одновременно обращается в суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, с ходатайством о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения судебных актов и актов других органов, а также об изменении способа и порядка их исполнения, предполагая, что суд в течение 10-дневного срока отложения рассмотрит заявление судебного пристава-исполнителя.

Не вызывает сомнения, что "отложение исполнительных действий" и "отсрочка исполнения" - схожие, но не тождественные понятия, причем первое - более широкое. Представляется, что в случае отложения исполнительных действий судебный пристав-исполнитель не вправе совершать никакие исполнительные действия, а при отсрочке исполнения он может, например, исследовать и уточнять имущественное положение должника (направлять запросы в органы регистрации прав на недвижимость и т.п.), хотя новый Закон и говорит о запрете любых исполнительных действий, а не только принудительных.

Во-вторых, ч. 2 ст. 38 Закона предусмотрено, что судебный пристав-исполнитель обязан отложить исполнительные действия и применение мер принудительного исполнения на основании судебного акта.

Частью 4 ст. 38 Закона судебному приставу-исполнителю прямо предписано в случае отложения исполнительных действий выносить соответствующее постановление. О принятом решении уведомляются стороны исполнительного производства, а также суд или другой орган, выдавший исполнительный документ. Законом предусмотрена возможность обжалования решения об отложении исполнительных действий.

--------------------------------
<1> См.: Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" и к Федеральному закону "О судебных приставах". М., 2000. С. 170.
<1> В этом случае "судебный пристав сам не смел принимать участие при производстве работ, он только должен был обеспечивать беспрепятственное осуществление взыскателем права, дарованного ему статьей 934" (Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1910. С. 215).
<1> Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. М., 1913. Т. 1. С. 375.
Е.В. Васьковский полагал, что обращение взыскания на движимое и недвижимое имущество относится к мерам реального исполнения (прямого принуждения), так как ведет к непосредственному удовлетворению требований истца. Остальные меры следует относить к мерам личного исполнения (косвенного принуждения), так как они не ведут к непосредственному удовлетворению требований истца, а лишь понуждают ответчика к их удовлетворению <1>.
<1> См.: Там же. С. 373.
Иная классификация мер принудительного исполнения была предложена А.Х. Гольмстеном. Он, в частности, выделял четыре способа исполнения: передача вещи натурой; исполнение работ за счет ответчика; получение доходов с имущества ответчика; осуществление права судебного залога (как одного из способов обеспечения иска) <1>.
<1> См.: Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства.
СПб., 1915. С. 325 - 327.
КонсультантПлюс: примечание.
Монография И.Б. Морозовой, А.М. Треушникова "Исполнительное производство" включена в информационный банк согласно публикации - Городец, 2004 (издание третье, исправленное и дополненное).

<1> Морозова И.Б., Треушников А.М. Исполнительное производство: Учеб.-практ. пособие. М., 1999. С. 17 - 18.
<1> См.: Ярков В.В. Указ. соч. С. 171.
<1> Вопросы отсрочки и рассрочки исполнения достаточно часто встречаются в судебной практике. Так, в 1999 году в судах общей юрисдикции Ярославской области из всего количества дел, связанных с вопросами исполнительного производства, 19% составили дела об отсрочке исполнения, 3% - о рассрочке исполнения (см.: Архив прокуратуры Ярославской области. Дело N 7-13 - 99. Т. 3. Л.д. 213 - 215). Спустя 8 лет, в 2007 году, дел об отсрочке исполнения по-прежнему было 19%, а доля дел о рассрочке возросла до 5% (см.: Архив прокуратуры Ярославской области. Дело N 7-13 - 2007. Т. 2. Л.д. 112 - 117).
<1> Об этом верно пишет Г.Ф. Шершеневич, правда, применительно к невозможности исполнения обязательств. Он, в частности, указывает, что бывает невозможно исполнить то действие, которое составляет содержание обязательств (невозможность исполнения объективная и субъективная, первоначальная и последующая). (См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 300 - 302.)
<1> См.: дело N 7-3 - 2001. Т. I. Л.д. 156 - 178. Дело N 7-03 - 2001. Т. 1. Л.д. 46 - 48 // Архив прокуратуры Ярославской области.

Юристы компании «Георг» ответят на Ваши вопросы в любое удобное для Вас время. Для того чтобы задать свой вопрос специалисту, позвоните по телефону во Владивостоке 8 (423) 248-74-25, воспользуйтесь e-mail: mail@georg-vl.ru или соответствующей формой обратной связи.

Отправить сообщение

<<< назад