Некоторые проблемы залога в исполнительном производстве

Удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного движимого имущества без обращения в суд допускается, если иное не предусмотрено соглашением залогодателя с залогодержателем. На предмет залога, переданный залогодержателю, взыскание может быть обращено в порядке, установленном договором о залоге, если законом не установлен иной порядок (п. 2 ст. 349 ГК РФ).

Юристы компании «Георг» представят  интересы в исполнительном производстве как должника так и взыскателя.

Консультацию по интересующему вопросу Вы можете получить в любое удобное для Вас время. Для того чтобы задать свой вопрос специалисту, позвоните по телефону во Владивостоке 8 (4232) 48-74-25,  воспользуйтесь e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript или соответствующей формой на нашем сайте.

 

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАЛОГА В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

Л.А. НОВОСЕЛОВА
(Вестник гражданского права, 2008 №3)

Новоселова Л.А., доктор юридических наук, профессор, судья Высшего Арбитражного Суда.

На практике залоговый кредитор сталкивается с огромным количеством проблем, многие из которых могли бы быть устранены при более продуманной системе регулирования залоговых отношений. Несмотря на ряд серьезных шагов законодателя в этом направлении, приходится констатировать, что отсутствие четкого регулирования сферы обращения взыскания на заложенное имущество провоцирует многочисленные конфликты.
Законодатель предпринял попытку более подробно урегулировать порядок реализации прав залогодержателя в исполнительном производстве, однако нормы Закона об исполнительном производстве <1> порождают большое количество вопросов. Попытаемся рассмотреть некоторые из них.
--------------------------------
<1> Федеральный закон "Об исполнительном производстве" от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.

Удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного движимого имущества без обращения в суд допускается, если иное не предусмотрено соглашением залогодателя с залогодержателем. На предмет залога, переданный залогодержателю, взыскание может быть обращено в порядке, установленном договором о залоге, если законом не установлен иной порядок (п. 2 ст. 349 ГК РФ).
Судебный акт, вынесенный по требованию залогодержателя, об обращении взыскания на предмет залога является основанием для совершения в отношении залогодателя принудительных действий, порядок которых регламентирован процессуальным законодательством.
Согласно действующему Закону об исполнительном производстве (ч. 1 ст. 69) обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю.
В настоящее время совершение этих действий регламентируется ст. 78 Закона об исполнительном производстве.
В соответствии с ч. 2 ст. 78 Закона об исполнительном производстве если взыскание на имущество обращено для удовлетворения требований залогодержателя, то взыскание на заложенное имущество обращается в первую очередь независимо от наличия у должника другого имущества.
Данное положение регламентирует порядок действий судебного пристава-исполнителя при исполнении судебного решения об обращении взыскания на предмет залога. Учитывая, что судебный акт уже указал то имущество, которое является объектом взыскания, нет необходимости соблюдать установленную Законом очередность изъятия имущества должника. Вместе с тем Закон не содержит ответа на вопрос, должен ли судебный пристав-исполнитель обращаться к предмету залога при наличии у должника-залогодателя денежных средств, достаточных для удовлетворения требований залогового кредитора.
Однозначно на этот вопрос можно ответить лишь в ситуации, когда взыскание обращено на предмет залога, предоставленный третьим лицом. В этом случае судебный пристав-исполнитель в принципе в отношении залогодателя как должника в исполнительном производстве может совершать только действия по изъятию для реализации предмета залога. Никаким иным имуществом (в том числе и денежными средствами) залогодатель - третье лицо не отвечает.
В ситуации, когда залогодателем является должник по обязательству, для целей защиты его прав более целесообразным представляется обращаться к предмету залога лишь при отсутствии у должника денежных средств, достаточных для погашения долга. Однако в настоящее время нормы материального закона не позволяют сделать такой вывод. Так, в силу ч. 1 ст. 60 Закона об ипотеке должник по обеспеченному ипотекой обязательству и залогодатель, являющийся третьим лицом, вправе прекратить обращение взыскания на заложенное имущество, удовлетворив все обеспеченные ипотекой требования залогодержателя в объеме, какой эти требования имеют к моменту уплаты соответствующих сумм. Это право может быть осуществлено в любое время до момента продажи заложенного имущества на публичных торгах, аукционе или по конкурсу либо приобретения права на это имущество в установленном порядке залогодержателем.
Данное положение позволяет сделать вывод, что предотвращение реализации заложенного имущества посредством погашения долга производится по воле должника или залогодателя; при отсутствии такого намерения судебный пристав-исполнитель при исполнении решения об обращении взыскания на предмет залога не обязан производить действия по взысканию денежных средств в порядке, предусмотренном ст. 69 Закона об исполнительном производстве.

Обращение взыскания на заложенное имущество
по требованиям незалоговых кредиторов

На имущество, переданное в залог, может быть обращено взыскание не только по требованиям залогодержателя, но и по требованиям третьих лиц, не обеспеченным залогом этого имущества. Закон об исполнительном производстве 1997 г. не исключал возможности обращения взыскания на заложенное имущество как по требованиям залогового кредитора (залогодержателя), так и по требованиям иных лиц, не обеспеченных залогом этого имущества.
В связи с недостаточной ясностью формулировки п. 1 ст. 49 Закона 1997 г. высказывались сомнения, распространялась ли она на все случаи обращения взыскания на заложенное имущество либо только на случаи обращения взыскания на заложенное имущество по требованиям третьих лиц о взыскании денежных сумм с должника <2>.
--------------------------------
<2> См.: Шпачева Т.В. О некоторых вопросах, возникающих при принудительном исполнении исполнительных документов // Закон. 2007. N 5 (по справочной системе "КонсультантПлюс").

Не совсем понятна причина таких затруднений. Сама по себе идея о возможности для залогодержателя обратить взыскание на предмет залога только при недостаточности иного имущества у должника представляется, исходя из самой идеи залога, абсурдной.
Напротив, для требований третьих лиц имущество, обремененное залогом, может служить объектом взыскания лишь в исключительных случаях. Российское законодательство об исполнительном производстве не устанавливает правил о полном изъятии заложенного имущества из-под взысканий третьих лиц, но ограничивает его.
Обращение взыскания в исполнительном производстве на предмет залога по требованиям незалоговых кредиторов допускалось только при недостаточности у должника денежных средств либо иного имущества (ст. 49 Закона 1997 г.). "Законодатель не может не учитывать наличия залога, поэтому и предусматривает в исследуемой статье Закона правило об обращении взыскания на заложенное имущество в последнюю очередь" <3>, т.е. при невозможности исполнить решение за счет денежных средств и иного имущества должника.
--------------------------------
<3> Там же.

В соответствии с ч. 4 ст. 78 Закона об исполнительном производстве 2007 г. при недостаточности у должника имущества для удовлетворения требований всех взыскателей взыскание на заложенное имущество может быть обращено на основании судебного акта об обращении взыскания на заложенное имущество в интересах не являющихся залогодержателями взыскателей, требования которых в соответствии с ч. 1 ст. 111 настоящего Закона относятся к первой или второй очереди, имеют преимущество перед требованием залогодержателя и возникли до заключения договора залога <4>.
--------------------------------
<4> Обращает на себя внимание, что в ч. 9 ст. 78 Закона предусмотрено, что требования залогодержателя, возникшие на основании Закона, удовлетворяются из стоимости заложенного имущества без соблюдения очередности удовлетворения требований, установленной ст. 111 Закона. Такой подход без разумных оснований ставит в более выгодное положение залогодержателя законного залога, несмотря на то что последствия договорных и законных обременений в соответствии с ГК РФ и другими актами, регулирующими отношения по залогу, одинаковы.

Данная норма, по сравнению с ранее действовавшей редакцией, вводит дополнительные ограничения для незалоговых кредиторов, устанавливая, что на стоимость предмета залога могут претендовать лишь те из них, требования которых содержатся в исполнительных документах и относятся к первой и второй очередям. К таким требованиям Закон относит требования о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также требования о компенсации морального вреда; требования по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих (работавших) по трудовому договору, а также по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности.
Закон также устанавливает, что такие требования должны иметь преимущество перед требованием залогодержателя. Включение этого дополнительного критерия представляется неоправданным и лишающим положение Закона практического смысла, поскольку данная норма сама определяет преимущественные требования.
Взыскание по требованиям указанных лиц на заложенное имущество может быть обращено, если их требования возникли до заключения договора о залоге. В данном случае речь идет о моменте самого возникновения материально-правового требования, а не о вынесении судебного решения по нему.
Нельзя не отметить, что определение приоритета требований с учетом даты заключения договора о залоге, а не возникновения самого права залога может повлечь серьезные негативные последствия. С целью обеспечения приоритета и устранения требований имеющих приоритет незалоговых кредиторов залогодержатель и залогодатель могут заключить договор о залоге в отношении вещей, имущественных прав, которые залогодатель приобретет в будущем (п. 6 ст. 340 ГК РФ), тем самым обеспечивая себе приоритет еще до момента возникновения собственно залогового права.
Следует также обратить внимание, что на заложенное имущество взыскание может быть обращено по требованиям незалоговых кредиторов только на основании судебных актов.
Порядок реализации заложенного имущества по требованиям указанных выше незалоговых кредиторов определяется ч. 6 ст. 78 Закона: имущество реализуется по общим правилам. Поскольку указанные лица имеют преимущественное право на получение денежных средств за счет стоимости заложенного имущества перед залогодержателем, Закон не требует согласия залогодержателя на реализацию этого имущества.
Вместе с тем закон не содержит и требования о направлении залогодержателю информации об обращении взыскания на заложенное имущество как по требованиям других залоговых кредиторов, так и по требованиям иных кредиторов (в том числе и имеющих приоритет), что может привести к нарушению его прав. Залогодержатель, не получив своевременно информации об обращении взыскания на предмет залога, лишается возможности контролировать обоснованность совершения таких действий и предпринимать меры для защиты своих прав.
В том случае, если имущество, находящееся в залоге, арестовывается или изымается по требованиям третьих лиц, не обладающих преимущественным правом, предоставленным в соответствии с ч. 4 ст. 78 Закона об исполнительном производстве, либо отсутствуют основания для обращения взыскания по требованиям этих лиц на предмет залога, залогодержатель может заявить иск об исключении имущества из описи (освобождении имущества от ареста).
Целью залогодержателя является получение денежных средств для погашения долга, обеспеченного залогом, за счет реализации заложенного имущества. Учитывая необходимость обеспечения как интересов залогодержателя, так и интересов должника (залогодателя), закон устанавливает особый порядок реализации (отчуждения) заложенного имущества.
Общие требования сформулированы в п. 1 ст. 350 ГК РФ: реализация (продажа) заложенного имущества, на которое в соответствии со ст. 349 ГК РФ обращено взыскание, производится путем продажи с публичных торгов в порядке, установленном процессуальным законодательством, если законом не установлен иной порядок.
Данная норма вызывала и продолжает вызывать целый ряд вопросов. Основной из них касается области применения данного положения, а именно охватывает ли оно лишь случаи, когда взыскание на предмет залога обращено в судебном порядке, либо все случаи реализации, в том числе и при внесудебном обращении взыскания на предмет залога.
С одной стороны, это положение не содержит никаких оговорок относительно неприменения предусмотренного в нем порядка реализации при внесудебном обращении взыскания. С другой - при внесудебном обращении взыскания залогодержатель был лишен возможности реализовать имущество в предусмотренном этой нормой порядке. При отсутствии судебного акта об обращении взыскания у судебного пристава-исполнителя нет никаких оснований для совершения процессуальных действий, в том числе и по изъятию предмета залога и выставлению его на торги, а сам залогодержатель производить продажу в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, не может.
Судебная практика применения этой нормы ГК РФ исходила из того, что независимо от того, как решался вопрос об обращении взыскания, реализация должна производиться в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 350 ГК, т.е. с публичных торгов, в порядке, установленном процессуальным законодательством.
Тем самым внесудебный порядок обращения взыскания лишался какого-либо смысла. По истечении времени можно констатировать, что такая трактовка норм ГК РФ породила множество практических проблем и вряд ли в полной мере отражала волю законодателя.
Учитывая положения п. 3 ст. 350 ГК, который предусматривает, что начальная продажная цена заложенного имущества, с которой начинаются торги, определяется решением суда в случаях обращения взыскания на имущество в судебном порядке либо соглашением залогодателя с залогодержателем в остальных случаях, можно было бы сделать вывод, что при внесудебном порядке обращения взыскания на имущество залогодержатель и залогодатель могут установить, что реализация производится с торгов, которые проводятся по общим правилам (ст. 350, 447 - 448 ГК РФ) лицом, определенным соглашением между ними. В таком случае права залогодателя обеспечивались бы тем, что продажа производилась с торгов, порядок проведения которых во многом определялся бы по согласованию с самим залогодателем.
Внесенные в связи с принятием новой редакции Закона об исполнительном производстве в ст. 349 ГК РФ изменения в принципе смысла нормы о возможности внесудебного обращения взыскания не меняют, однако меняют приоритеты: в новой редакции внесудебный порядок рассматривается как обычный, более жесткая редакция смягчается, что отражает намерение сделать внесудебный порядок обращения взыскания более доступным. Вместе с тем без указания на допустимые по соглашению сторон способы реализации и без изменения п. 1 ст. 350 ГК РФ эти намерения не способны изменить существующую ситуацию.
Закон об исполнительном производстве 2007 г. допустил возможность обращения взыскания в пользу залогодержателя на заложенное движимое имущество без судебного акта об обращении взыскания (ч. 2 ст. 78). Означает ли это, что судебный пристав-исполнитель будет осуществлять действия по принудительному исполнению исключительно на основании соглашения между залогодателем и залогодержателем? Как представляется, такая трактовка не учитывает общего правила о том, что взыскание на заложенное имущество производится исключительно по исполнительному документу, являющемуся судебным актом или выданному на основании судебного акта.
В соответствии с ч. 1 ст. 30 Закона 2007 г. исполнительное производство возбуждается судебным приставом-исполнителем на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя, если иное не установлено данным Законом. Названное выше соглашение не является исполнительным документом и на основании его исполнительное производство не может быть возбуждено.
Следовательно, ч. 2 ст. 78 Закона распространяется на случаи, когда исполнительное производство в отношении должника-залогодателя уже возбуждено на основании судебного акта о взыскании с него долга. При отсутствии специального судебного акта об обращении взыскания на предмет залога взыскатель-залогодержатель в исполнительном производстве может потребовать обратить взыскание на предмет залога на основании соглашения с залогодателем. При этом, очевидно, судебный пристав-исполнитель должен проверить наличие договора залога, установить, нет ли препятствий для внесудебного обращения взыскания на предмет залога, и т.д.
Порядок действий судебного пристава-исполнителя при обращении взыскания на движимую вещь, находящуюся в залоге, и ее реализации регламентируется положениями ст. 350 ГК РФ и Законом об исполнительном производстве.
Вместе с тем, учитывая недостаточно четкое регулирование отношений, связанных со внесудебным порядком обращения взыскания на движимые вещи, и такой вариант толкования создает много практических проблем, которые будут показаны далее.
Закон об исполнительном производстве оставляет открытым вопрос о возможности использования порядка внесудебного обращения взыскания на предмет ипотеки в рамках исполнительного производства по взысканию суммы долга с должника-залогодателя. Часть 8 ст. 78 Закона указывает, что взыскание на имущество должника, заложенное по договору об ипотеке, обращается в соответствии с Федеральным законом от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)".
Закон об ипотеке допускает возможность внесудебного обращения взыскания и устанавливает способы реализации предмета ипотеки, которые могут быть использованы в этом случае. Однако в соответствии с п. 1 ст. 56 Закона об ипотеке имущество, заложенное по договору об ипотеке, на которое по решению суда обращено взыскание в соответствии с настоящим Законом, реализуется путем продажи с публичных торгов, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом. В исключение из общего правила суд может указать и иной способ реализации. Таким исключением является случай, предусмотренный п. 2 ст. 56 Закона, в соответствии с которым, принимая решение об обращении взыскания на заложенное имущество, суд может с согласия залогодателя и залогодержателя установить в решении, что имущество подлежит реализации на аукционе в порядке, предусмотренном ст. 59 Закона. Однако суд не может вынести решение, допускающее реализацию заложенного имущества с аукциона, в случаях, когда взыскание на это имущество в соответствии с п. 2 ст. 55 Закона об ипотеке не может быть обращено во внесудебном порядке.
Использованные в Законе об ипотеке формулировки не оставляют сомнений в том, что принудительная продажа в рамках исполнительного производства (на публичных торгах) производится только на основании судебного решения об обращении взыскания на предмет ипотеки.
Закон об исполнительном производстве также не предусмотрел возможности совершения принудительных действий в рамках исполнительного производства по взысканию долга в отношении предмета ипотеки на основании соглашения залогодателя с залогодержателем. Сказанное позволяет сделать вывод, что в этом случае судебный пристав-исполнитель совершает предусмотренные законом действия по обращению взыскания на предмет ипотеки только на основании судебного акта об обращении на него взыскания.

Реализация на торгах движимых вещей

Часть 3 ст. 78 Закона об исполнительном производстве предусматривает, что заложенное имущество, взыскание на которое обращено для удовлетворения требований залогодержателя, реализуется в порядке, установленном для реализации заложенного имущества.
Порядок реализации предмета залога на публичных торгах в ГК РФ регулируется самым общим образом. Статья 350 содержит лишь указание на механизм определения начальной цены имущества, выставляемого на торги, и определения этой цены при признании торгов несостоявшимися.
Самые общие требования к порядку заключения договора на торгах содержатся и в ст. 447 - 448 ГК РФ. Следует также учитывать, что в силу п. 6 ст. 447 ГК РФ правила, предусмотренные ст. 448 и 449 ГК РФ, применяются к публичным торгам, проводимым в порядке исполнения решения суда, если иное не предусмотрено процессуальным законодательством.
Определяя те положения, которые подлежат применению при продаже заложенного движимого имущества с публичных торгов, следует исходить из того, что приоритет имеют положения ГК, регулирующие отношения по договору о залоге. Нормы ГК РФ о заключении договора на торгах применяются в части, не урегулированной Законом об исполнительном производстве.

Определение начальной продажной цены

Пункт 3 ст. 350 ГК РФ предусматривает, что начальная продажная цена заложенного имущества, с которой начинаются торги, определяется решением суда в случаях обращения взыскания на имущество в судебном порядке либо соглашением залогодержателя с залогодателем в остальных случаях <5>.
--------------------------------
<5> Эти положения дополнительно подтверждают, что законодатель в п. 1 ст. 350 ГК РФ не исключал возможности реализации заложенного имущества на торгах, проводимых по соглашению между залогодателем и залогодержателем при обращении взыскания на предмет залога во внесудебном порядке. К сожалению, суды при применении указанных норм такое толкование не приняли.

Закон об исполнительном производстве предусматривает (ч. 2 ст. 89), что начальная продажная цена заложенного имущества, на которое обращено взыскание в судебном порядке, не может быть установлена ниже цены, определенной судебным актом. По-видимому, законодатель исходил из того, что взыскатель заинтересован в получении большей суммы. Однако фактически увеличение начальной цены продажи может сделать реализацию имущества на торгах невозможной из-за отсутствия интереса потенциальных участников к торгам.
Кроме того, и п. 8 ст. 87 Закона об исполнительном производстве позволяет специализированной организации, которая предлагает имущество покупателям, устанавливать цену выше, чем указано в постановлении судебного пристава-исполнителя об оценке имущества.
Приведенные положения Закона об исполнительном производстве вступают в определенное противоречие с нормами ГК РФ в той части, в какой из них вытекает возможность установления лицом, определяющим начальную цену продажи на торгах, цены, превышающей определенную судом. Рассмотренное выше соотношение Закона об исполнительном производстве и ГК РФ позволяет сделать вывод, что указанное лицо должно устанавливать начальную цену реализации, определенную судом, и не может ни уменьшать ее, ни увеличивать.
В том случае, когда вопрос об обращении взыскания на движимую вещь в рамках исполнительного производства решается во внесудебном порядке (ч. 2 ст. 78 Закона об исполнительном производстве), при определении начальной цены возникает проблема. Поскольку в данном случае судебного решения не было, следует, видимо, исходить из того, что цена устанавливается судебным приставом-исполнителем на основании соглашения сторон.
В том случае, когда на торгах продается движимое имущество, следует исходить из того, что основания признания торгов несостоявшимися в настоящее время установлены Законом об исполнительном производстве. Данный вывод основывается на том, что положения ГК РФ о залоге таких правил не предусматривают, а положения ст. 448 ГК РФ, указывающие на эти основания, вытесняются положениями процессуального закона.
Гражданский кодекс РФ, как уже указывалось, не содержит подробного регулирования отношений, связанных с проведением торгов по продаже заложенного движимого имущества.
Часть 2 п. 3 ст. 350 ГК РФ предусматривает, что заложенное имущество продается лицу, предложившему на торгах наивысшую цену. Собственно порядок проведения торгов определен в ст. 447, 448 ГК РФ, но при наличии специальных норм в процессуальном законодательстве о продаже заложенного имущества в рамках исполнительного производства процессуальные нормы имеют приоритет.
В связи с этим можно было бы сделать вывод, что к отношениям по реализации предмета залога по требованию залогодержателя применяются положения ст. 89 - 93 Закона об исполнительном производстве. Однако при более внимательном рассмотрении можно обнаружить, что ряд этих положений вступает в противоречие не с нормами ГК РФ о продаже имущества на торгах, а с положениями ст. 350 ГК РФ.
Например, в соответствии с п. 4 ст. 350 ГК РФ при объявлении торгов несостоявшимися залогодержатель вправе по соглашению с залогодателем приобрести заложенное имущество и зачесть в счет покупной цены свои требования. А ч. 1 ст. 92 Закона об исполнительном производстве предусматривает, что в случае объявления торгов несостоявшимися организатор торгов не ранее 10 дней, но не позднее одного месяца со дня объявления торгов несостоявшимися назначает вторичные торги.
Гражданский кодекс при объявлении несостоявшимися повторных торгов предоставляет залогодержателю право оставить предмет залога за собой с оценкой не более чем на 10 процентов ниже начальной продажной цены на повторных торгах. При этом если залогодержатель не воспользуется правом оставить за собой предмет залога в течение месяца со дня объявления повторных торгов несостоявшимися, договор о залоге прекращается.
В соответствии же с Законом об исполнительном производстве в случае объявления вторичных торгов несостоявшимися судебный пристав-исполнитель направляет взыскателю предложение оставить имущество за собой по цене на 25 процентов ниже его стоимости, указанной в постановлении судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника (ч. 12 ст. 87, ч. 3 ст. 92).
Кроме того, Закон об исполнительном производстве предусмотрел особый порядок реализации ценных бумаг, обращающихся на организованном рынке. Такие ценные бумаги продаются с торгов, проводимых по правилам, установленным Законом о рынке ценных бумаг. Соответственно правила ГК РФ о реализации имущества на повторных торгах, о последствиях признания торгов несостоявшимися в такой ситуации фактически неприменимы.
Напрашивается вывод (который подтверждается и п. 3 ст. 78 Закона об исполнительном производстве), что при реализации заложенного имущества применяются нормы ст. 350 ГК РФ, а процессуальное законодательство - в части, не противоречащей этим положениям. Такой вывод, являясь юридически более корректным, тем не менее порождает серьезные практические проблемы. Прежде всего необходимость при принудительной реализации предмета залога руководствоваться правилами, не включенными в процессуальный закон, сама по себе порождает серьезную опасность игнорирования этих положений. Эта опасность усугубляется и тем, что нормы ГК не исключают применения порядка, установленного процессуальным законом, а сложным образом накладываются на него.
В результате те положительные моменты, которые привнес Закон об исполнительном производстве, направленные на упрощение и удешевление процедуры реализации имущества (например, возможность продажи ценных бумаг на организованном рынке), не будут работать при реализации предмета залога по требованию залогодержателя.
Закон об ипотеке (п. 1 ст. 56) и Закон об исполнительном производстве (ч. 8 ст. 78) исходят из того, что порядок проведения публичных торгов по продаже имущества, заложенного по договору об ипотеке, регулируется Законом об ипотеке. Из этого следует, что Закон об исполнительном производстве применяется к отношениям по реализации предмета ипотеки по требованиям залогодержателя только в части, не урегулированной законодательством об ипотеке.
В том случае, когда на публичных торгах реализуется предмет ипотеки, основания для признания торгов несостоявшимися определяются Законом об ипотеке (ч. 1 ст. 58). Публичные торги признаются несостоявшимися, если:
1) на публичные торги явилось менее двух покупателей;
2) на публичных торгах не сделана надбавка против начальной продажной цены заложенного имущества;
3) лицо, выигравшее публичные торги, не внесло покупную цену в установленный срок (в течение пяти дней со дня проведения торгов (п. 7 ст. 57)).
Публичные торги должны быть объявлены несостоявшимися не позднее чем на следующий день после того, как имело место какое-либо из указанных обстоятельств.

Распределение вырученных от продажи
на торгах денежных средств

Гражданский кодекс РФ (п. 5 и 6 ст. 350) устанавливает, что при недостаточности денежных средств, вырученных за счет реализации предмета залога, кредитор по общему правилу вправе получить недостающую сумму в общем порядке, не пользуясь привилегиями залогового кредитора; если же вырученная сумма больше размера обеспеченного требования, разница возвращается залогодателю.
Положения ГК РФ о залоге не регулируют соотношения обеспеченных залогом требований с требованиями других кредиторов, чьи требования не обеспечены залогом. Данный вопрос разрешается только в ситуации, возникающей при ликвидации юридического лица <6>.
--------------------------------
<6> В соответствии с п. 2 ст. 64 ГК РФ требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица, удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очередей, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога. К требованиям первой очереди относятся требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, а также требования о компенсации морального вреда. К требованиям, удовлетворяемым во вторую очередь, относятся требования о выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, а также о выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности.
В рамках данной статьи не рассматриваются вопросы, связанные с осуществлением залогового права в процессе несостоятельности (банкротства).

В соответствии с Законом об ипотеке сумма, вырученная от реализации имущества, заложенного по договору об ипотеке, после удержания из нее сумм, необходимых для покрытия расходов в связи с обращением взыскания на это имущество и его реализацией, распределяется между заявившими свои требования к взысканию залогодержателями, другими кредиторами и самим залогодателем.
Распределение проводится органом, осуществляющим исполнение судебных решений, а если взыскание на заложенное имущество было обращено во внесудебном порядке - нотариусом, удостоверившим соглашение о таком порядке взыскания. При этом Закон об ипотеке указывает на необходимость соблюдения правил ст. 319 (очередность погашения требований по денежному обязательству), п. 1 ст. 334 (общее правило о приоритете требований залогового кредитора), п. 5 и 6 ст. 350 ГК РФ (см. выше), а также ст. 46 Закона об ипотеке (удовлетворение требований залогодержателей по предшествующим и последующим ипотекам).
Закон об ипотеке, таким образом, не выделяет никаких категорий иных кредиторов, чьи требования имели бы приоритет перед требованиями держателя ипотеки.
С учетом этих положений можно было бы сделать вывод о том, что при распределении сумм, вырученных при реализации имущества на публичных торгах, проводимых в рамках исполнительного производства, распределение вырученных сумм должно осуществляться исключительно с соблюдением указанных выше правил.
Однако на практике этот вопрос вызвал значительные затруднения, поскольку Закон об исполнительном производстве (в ред. 1997 г.), регулируя порядок распределения денежных сумм и устанавливая очередность удовлетворения требований взыскателя (ст. 77, 78), не указывал, в какую очередь осуществляется погашение требований залоговых кредиторов. В результате этого, применяя положения п. 2 ст. 78 Закона об исполнительном производстве (1997 г.), требования залогодержателя относили к пятой очереди, аргументируя это тем, что в данном случае имеет место исключение из общего правила, установленного п. 1 ст. 334 ГК РФ.
Следует обратить внимание, что такое положение при правильном применении ст. 49 Закона об исполнительном производстве 1997 г. могло возникнуть лишь в том случае, когда требования других кредиторов могли удовлетворяться за счет стоимости заложенного имущества, т.е. при отсутствии у должника иного имущества.
Однако процессуальное законодательство в положениях о распределении вырученных от продажи сумм на эту особенность не указывало, что приводило к тому, что залоговый кредитор во многих случаях вообще не мог воспользоваться своим преимущественным правом.
Очевидно, что такой подход делал бессмысленными положения ГК РФ и Закона об ипотеке о приоритете залоговых требований, поскольку практически заложенное имущество преимущественно реализуется в ходе исполнительного производства.
Устранена ли эта проблема в редакции Закона об исполнительном производстве 2007 г.? Порядок распределения взысканных денежных средств и очередность удовлетворения требований взыскателей устанавливаются ст. 110 и 111 указанного Закона. Требования кредитора, обеспеченные залогом и удовлетворяемые за счет реализации заложенного имущества, в них специально не выделены.
Обратимся к положениям об обращении взыскания на заложенное имущество. Сразу оговоримся, что даже если эти положения эту проблему разрешают, отсутствие необходимых указаний в ст. 111 Закона приводит к практическим затруднениям, поскольку в ней нет никаких отсылок к специальному порядку.
Ст. 78 Закона 2007 г. содержит ряд положений, которые направлены на определение соотношения требований залоговых и незалоговых кредиторов.
Так, в соответствии с ч. 4 ст. 78 при недостаточности у должника имущества для удовлетворения требований всех взыскателей взыскание на заложенное имущество может быть обращено на основании судебного акта об обращении взыскания на заложенное имущество в интересах не являющихся залогодержателями взыскателей, требования которых в соответствии с ч. 1 ст. 111 Закона относятся к первой и второй очередям, имеют преимущество перед требованиями залогодержателя и возникли до заключения договора залога <7>.
--------------------------------
<7> Проблемы, связанные с толкованием данной нормы, рассматривались нами ранее (см.: Хозяйство и право. 2008. N 3).

Из этой нормы следует, что в случаях, когда на заложенное имущество обращается взыскание по требованиям указанных приоритетных кредиторов, залогодержатель получает вырученные от продажи предмета залога суммы только после удовлетворения их требований. Во всех остальных случаях требования залогодержателя за счет вырученных от предмета залога средств удовлетворяются вне очередности, установленной ст. 111 Закона.
Однако норма, содержащаяся в ч. 9 ст. 78 Закона, ставит этот вывод под сомнение. В соответствии с этой нормой требования залогодержателя, возникшие на основании закона, удовлетворяются из стоимости заложенного имущества без соблюдения очередности удовлетворения требований, установленной ст. 111 Закона.
Совершенно непонятно, почему законодатель выделил требования по законной ипотеке, поскольку ни ГК, ни Закон об ипотеке никаких специальных правил, регулирующих порядок обращения взыскания и реализации законного залога, не выделяют; к законному залогу применяются общие правила. Но еще большее затруднение возникает при более детальном анализе этого положения. Из него следует, что требования залогодержателя, возникшие на основании договора, удовлетворяются с соблюдением очередности, установленной ст. 111. Поскольку в этой статье обеспеченные залогом требования не выделены, мы возвращается к ситуации, когда залогодержатель получает удовлетворение из стоимости реализованного предмета залога в четвертую очередь.
Соотношение рассмотренных норм законодатель не определил, поэтому возможны самые экзотические варианты толкования. Например, можно предположить, что в случае законного залога положения ч. 4 ст. 78 Закона не действуют и кредиторы первой и второй очередей не вправе претендовать на стоимость предмета залога.
Еще большую путаницу вносит указание в ч. 8 ст. 78 Закона на то, что взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, обращается в соответствии с Законом об ипотеке. Как было показано ранее, Закон об ипотеке никаких положений о преимущественном праве других кредиторов не содержит. Если исходить из приоритета норм Закона об ипотеке, то ни ч. 4, ни ч. 9 ст. 78, ни ст. 111 Закона об исполнительном производстве не подлежат применению в случае реализации предмета ипотеки.
Найти корректный выход из выстроенного законодателем лабиринта возможно лишь при внесении в Закон необходимых уточнений. До внесения изменений представляется более целесообразным исходить из того, что при обращении взыскания на предмет залога по требованию залогового кредитора его требования за счет вырученных от продажи предмета залога сумм должны удовлетворяться без соблюдения очередности, установленной ст. 111 Закона об исполнительном производстве.
При недостаточности у должника иного имущества требование может быть обращено на предмет залога только кредиторами, чьи требования отнесены ст. 111 Закона к первой и второй очередям (ч. 4 ст. 78 Закона об исполнительном производстве). В этом случае залогодержатель получает вырученные от продажи предмета залога денежные средства, оставшиеся после расчетов с этими кредиторами. Данный подход должен рассматриваться как общий для всех залогодержателей (независимо от оснований возникновения залога и вида заложенного имущества).
В соответствии с ч. 7 ст. 78 взыскание на имущество должника, арестованное судом в целях обеспечения иска взыскателя (принятия обеспечительных мер), обращается в пользу этого взыскателя. Данное положение, включенное в статью об обращении взыскания на предмет залога, а не в общие положения об аресте имущества, вызывает недоумение. Касается ли это положение только арестов, наложенных по требованиям залогодержателей? Но в тексте нормы никаких оговорок не делается и, следовательно, имеются в виду любые взыскатели.
Почему же их требования удовлетворяются в первоочередном порядке, вытесняя даже требования залоговых кредиторов и кредиторов более ранних очередей? Возможно, законодатели пытались таким образом отразить концепцию общего залога, существующую в ряде правовых систем и рассматривающую все имущество должника в качестве объекта такого права взыскателя. Даже если это так, нельзя не отметить неуместности данного положения в контексте всего Закона об исполнительном производстве.
Однако, как следует из Комментария к Закону, подготовленного (согласно данным на обложке) авторами законопроекта, никаких глубоких идей данное положение не отражает, оно направлено на решение процессуальных проблем:
"На практике нередко возникали вопросы о порядке обращения взыскания на принадлежащее должнику имущество, на которое в целях обеспечения иска судом наложен арест, в случаях, когда в отношении этого должника возбуждено исполнительное производство по исполнению иного исполнительного документа.
Неоднозначность в подходах правоприменителей проявилась и при применении ст. 96 АПК РФ, регулирующей вопросы исполнения определений арбитражного суда об обеспечении иска.
Так, зачастую судебные приставы-исполнители, наложив во исполнение определения суда о принятии обеспечительных мер арест на имущество должника, заканчивали исполнительное производство фактическим исполнением требований исполнительного документа. При этом возникал вопрос о дальнейшей судьбе такого ареста.
Согласно ст. 96 АПК РФ в случае удовлетворения иска обеспечительные меры сохраняют свое действие до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу (ч. 4). В случае отказа в удовлетворении иска, оставления иска без рассмотрения, прекращения производства по делу обеспечительные меры сохраняют свое действие до вступления в законную силу соответствующего судебного акта. После вступления судебного акта в законную силу арбитражный суд по ходатайству лица, участвующего в деле, выносит определение об отмене мер по обеспечению иска или указывает на это в судебных актах об отказе в удовлетворении иска, об оставлении иска без рассмотрения, о прекращении производства по делу (ч. 5).
Таким образом, судебный пристав-исполнитель, наложив арест на имущество должника во исполнение соответствующего судебного акта, не должен оканчивать исполнительное производство. При удовлетворении иска имущество, на которое наложен арест в целях обеспечения иска, должно быть реализовано, а вырученные от реализации денежные средства направлены взыскателю, по заявлению которого судом применялась такая мера. В случае отказа в удовлетворении иска арест с имущества снимается на основании соответствующего судебного акта. При этом на данное имущество судебным приставом-исполнителем одновременно может быть наложен новый арест в целях исполнения другого исполнительного документа в отношении того же должника. Представляется, что указанные действия должны производиться в рамках сводного исполнительного производства (путем объединения в сводное исполнительное производство)" <8>.
--------------------------------
<8> Голубева А.Р., Салькова Н.В., Селионов И.В. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ (постатейный). М.: Деловой двор, 2008. С. 214 - 215 (комментируют разработчики Закона).

На практике в настоящее время данное положение понимается совершенно иным образом - как наделяющее лицо, по чьим требованиям имущество арестовано, приоритетным правом удовлетворить свои требования по взысканию за счет стоимости этого имущества в отношении любых иных взыскателей. Право залогодержателя, таким образом, оказывается иллюзорным.
В результате проведенного анализа можно сделать вывод о том, что новая редакция Закона об исполнительном производстве не устранила недостатки в правовом регулировании отношений, связанных с обращением взыскания на предмет залога, и создала новые серьезные проблемы, включив положения, не учитывающие нормы ГК РФ и Закона об ипотеке,
Таким образом, уже не в первый раз задачу четкого определения соотношения положений публичного и гражданского законодательства вынуждена будет решать судебная практика.
Часть 5 ст. 78: "Залогодержатель, оставивший за собой заложенное имущество, при отсутствии у должника другого имущества или при недостаточности этого имущества для удовлетворения требований всех взыскателей обязан удовлетворить требования взыскателей, предусмотренные частью 4 настоящей статьи, в размере, не превышающем стоимости оставленного за собой имущества, определенной в порядке, установленном главой 9 настоящего Федерального закона".

<<< назад